Главная страница
Навигация по странице:

  • 20. Первые римские поэты Ливий Андроник

  • Гней Невий (ок. 270-201гг.)

  • Квинт Энний (239-169 гг.)

  • 1. мифология римской родовой общины


    Скачать 86.96 Kb.
    Название1. мифология римской родовой общины
    АнкорAntichka_Rim.docx
    Дата11.07.2018
    Размер86.96 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаAntichka_Rim.docx
    ТипДокументы
    #19636
    страница4 из 4
    1   2   3   4

    Апулей. «Метаморфозы». Специфика жанра. Особенности композиции



    Славу писателя Апулей завоевал себе романом "Метаморфозы" ("Превращения"). Впоследствии этот роман в связи с высокой оценкой его читателями получил и другое название - "Золотой осел".

    Сюжет романа "Золотой осел" схож с сюжетом произведения греческого сатирика Лукиана, современника Апулея. У Лукиана это произведение небольшого объема, называется оно "Лукий, или Осел".
    Апулей хотя и использовал готовый сюжет, но создал свое оригинальное произведение, роман на первый взгляд эротико-аван-тюрный, но по существу, по своей идеальной концепции - мисти-ко-нравоучительный.
    Автор как бы внушает читателям, что если человек ведет скотскую жизнь, то он по существу своему является скотом, и судьба накажет его за это, как наказала героя романа. Люций и до превращения в осла был, по мнению автора, скотом, хотя и в обличье человека: он развратничал, был полон праздного любопытства. Превратившись в осла, Люций ведет себя как и раньше; теперь он, по мнению автора, скот и по своей духовной сущности, и скот по внешности.
    И только лишь после того, как Люций внутренне очищается, он становится по воле богини Изиды человеком, человеком не только по внешнему виду, но и по своей сущности. Теперь его уже не преследует судьба, как раньше, теперь он может спокойно и счастливо жить. Такова религиозно-нравоучительная идея романа.
    Нравоучительными тенденциями проникнуты и многие вставные новеллы романа.
    В сказке чувствуется критическое отношение к богам Олимпа. Зевс изображен добродушным стариком, ярым поклонником женской красоты. Он обещает Амуру устроить его брак с Психеей и добавляет: "Кроме того, в ответ на настоящее благодеяние должен ты, если на земле в настоящее время находится какая-нибудь девица выдающейся красоты, устроить мне ее в виде благодарности" (VI, 22, Кузмин).
    Венера в этой сказке тоже представлена не той богиней, полной красоты и гармонии, как ее изображали в период высокой классики, а злой, завистливой стареющей богиней, которая готова сжить со света неугодную ей сноху Психею. Церера и Меркурий представлены в сказке робкими небожителями, которые боятся гнева Венеры и исполняют все ее приказания.
    Но сказка тем и хороша, что в ней боги - как люди, что весь Олимп низведен на землю; хороша она и тем, что утверждает любовь, способную на страдания, на подвиги ради любимого существа.
    Апулей ставил своей задачей "поучать развлекая". Как писатель-моралист он не ориентировался на реалистическое произведение, но все же здесь отразились некоторые стороны современной ему жизни римской сельской бедноты, ее нищета и бесправие.
    Апулей показал в романе и бесправное положение мелких землевладельцев.
    Не прошел Апулей и мимо ужасного положения рабов.
    Апулей, писатель-моралист, с особым уважением относится к мистическому культу египетских богов Изиды и Озириса, но он же с сарказмом смеется над жрецами сирийской богини Кибелы. Апулей показывает, как они обманывают народ, вытягивая с верующих деньги за "прорицания", как развратничают, воруют (VIII, 29; IX, 8-10).
    Роман Апулея поражает нас прихотливостью своего стиля. Ведь у него и реалистическое изображение жизни, и безудержный полет фантазии, насмешка над традиционными богами и мистицизм восточных культов, строгая благочестивая мораль и легкий смех человека, любящего удовольствия жизни. Это отражено и в языке произведения: с одной стороны, в нем фразеология народной латыни, с другой - изысканная цветистая речь блестящего оратора.
    Апулей мастерски употребляет риторические приемы. Он старается поразить читателя изысканностью оборотов. Так, он любит симметрично построенные короткие предложения или словосочетания (по-гречески isocola). Чаще всего он сочетает три предложения, а иногда и больше. Например, в книге I говорится о ведьме: она "может небо спустить, землю подвесить, ручьи затвердить, горы расплавить, покойников вывести, богов низвести, звезды погасить, ад кромешный осветить!" (Восемь однотипных словосочетаний соединены вместе!)
    Представление Апулея о жизни человека, идущего по дороге порока и страстей, как об игрушке в руках судьбы, отразилось и на композиции романа: жизнь бросает героя из стороны в сторону, в скитаниях он встречает подобных ему людей, обуреваемых страстями. Отсюда необычайно крутые сюжетные повороты, отсюда и масса вставных новелл, из которых многие органически не связаны с развитием событий.
    Несмотря на некоторый налет мистицизма (особенно в XI книге), роман Апулея представляет несомненный интерес для современного читателя, так как он красочно изображает жизнь Рима первых веков н.э.
    Превращение является глубочайшей основой первобытной мифологии, вообще любимый жанр эллинистической литературы. Сюжет романа схож с сюжетом произведения греческого сатирика Лукиана «Лукий или Осел», а тот в свою очередь сокращенно пересказал первые две книги Лукия Патрского «Метаморфозы». В основе лежит верование в превращение одних существ в другие, хотя чувствуется критическое отношение к основным богам Олимпа.
    можно по-разному толковать образ главного героя. Считается также, что в нем отразились философские взгляды Апулея. В романе чувствуется огромное влияние философии Платона. Для Апулея самым главным в учении Платона было учение о человеческой душе (он писал об этом в трактате «О Платоне и его учении»). Душа, согласно этому учению, трехчастна. Первая часть—это божественное, «разумное» начало, две другие—смертные: одна пылкая и порывистая, другая—грубая, инстинктивная. Платон, описывая все три части души, пользуется сравнением с колесницей. В этой колеснице божественная часть души—это возничий, а две смертные отождествляются с конями, один из которых, белоснежного цвета, благороден, а другой, черный, строптив и груб. Влияние этой платоновской схемы можно ощутить и в изображении главного героя «Метаморфоз». В начале романа Луций едет по дороге на ослепительно белом коне, после превращения в осла, конь Луция отказывается узнавать хозяина и возвращается к нему лишь в финале. Последнему событию предшествует сон, где герою снится, что к нему возвращается раб Кандид (дословный перевод «белый»). Так Апулей аллегорически говорит о нарушенной и восстановленной гармонии между частями души Луция. 

    Также превращение Луция в культовое животное олицетворяющее у древних египтян всё непостоянное, грубое, смертное, вредоносное, могло символизировать первый шаг героя на мистическом пути. В начале этого пути герой должен познать сущность злого начала мира, коренящегося во всякой душе. А в финале романа Луций преодолевает это злое начало с помощью Исиды. 
    20. Первые римские поэты

    Ливий Андроник сделал самый трудный, первый шаг, он положил начало римской художественной литературе, и в этом его бессмертная заслуга. 
    пленные грек, вольноотпущенник. Был учителем, перевёл на латинский язык «Одиссею» - «Латинская Одиссея». Это - первый художественный перевод в европейской литературе.
    Как показывают фрагменты, Ливий позволял себе упрощение подлинника, пересказы, пояснения, изменение образов. Имена греческих богов переделываются на римский лад. Этот принцип вольного перевода был воспринят и последующими римскими переводчиками (обогащение собственной литературы и собственного литературного языка с помощью чужого материала).
    Он переводил «Одиссею» сатурновым стихом, примыкая, таким образом, к римской поэтической традиции
    С 240 г. Ливий Андроник работает для римской сцены, обрабатывая греческие трагедии и комедии. Трагедии имели греческую мифологическую тематику; Ливий особенно охотно выбирал сюжеты из троянского цикла, мифологически связанного с Римом.
    Опираясь на римские фольклорные размеры, Ливий создал формы драматического стиха, приближавшегося к греческим.
    Ливий положил начало всем основным жанрам ранней римской литературы

    Гней Невий (ок. 270-201гг.) был свободнорожденным уроженцем Кампании; его поэтическая деятельность протекала в Риме уже после 1-й Пунической войны. Его трагедии были тоже близким воспроизведением греческих подлинников. Сохранились такие заглавия: "Троянский конь", "Даная", "Гесиона", "Выступающий Гектор", "Андромаха", "Ифигения", "Ликург". Невий впервые вводит римскую национальную драму, претекстату (претекста - римский сенаторский костюм с пурпурной каймой). Имеется известие о драмах "Ромул" и "Кластидий" (победа консула Клавдия Марцелла над галлами при Кластидий в 222 г.). Гораздо более Невий был популярен в комедии, в которой он допускал "контаминацию" (объединение и переработку двух греческих пьес в одну) и внесение черт из римской жизни. Известна, например, "Тарентиночка" с ярким образом гетеры. Будучи либерально настроенным, он пытался подражать древнеаттической комедии и нападал на современников, но этот плебейский задор встретил отпор со стороны правительства и привел к изгнанию его из Рима.

    Прославилось и его эпическое произведение "Пуническая война", где рассказ шел еще об отбытии Энея из пылающей Трои, посещении им Дидоны в Африке, о внуке Энея Ромуле - основателе Рима и пр. Изложение, очевидно, было весьма сухое
    Квинт Энний (239-169 гг.), уроженец Калабрии, был привезен в 204 г. М. Порцием Катоном в Рим и в дальнейшем получил римское гражданство и небольшой надел.

    Трагедии Энния были свободной переделкой греческих образцов, главным образом Еврипида ("Александр", "Андромеда", "Эрехфей", "Гекуба", "Ифигения", "Медея" и др.) и отчасти Эсхила. О том, что здесь была талантливая и психологическая углубленная трагедия, можно судить по замечательным фрагментам - из "Александра" с пророчеством Кассандры или изображению отчаяния Андромахи ("Андромаха-пленница"). Комедия едва ли в полной мере давалась Эннию. Упоминаются только два названия. Из области национальной драмы имеется известие о его претекстате "Похищение сабинянок".

    Особенно Энний прославился своим эпосом "Анналы" ("Летопись"), где изображалась история Рима от начала до современности и при том в дактилических гекзаметрах, не сухо, как у Невия, но и с постоянным заимствованием у Гомера образов, разного рода выражений, эпитетов и прочих поэтических приемов. До "Энеиды" Вергилия эта "Летопись" действительно была самой популярной поэмой на национально-исторические темы. Эпической поэмой был еще "Сципион", написанный в честь Сципиона Африканского, победителя во 2-й Пунической войне. "Сатуры" представляли собой оригинальное явление в римской литературе. Это - собрание разного рода занятных рассказов, басен и историй, заимствованных с греческого. Сатирического характера в нашем смысле слова они не имели. Известно популярно-философское стихотворное сочинение "Эпихарм" и переводы "Священной записи" Евгемера, "Гедифагетика" - кулинарного и гастрономического сочинения Архестрата из Гелы (IV в.) и др. Эпиграммы Энния в элегических дистихах явились тоже новостью в римской литературе.
    1   2   3   4
    написать администратору сайта