Главная страница
Финансы
Экономика
Математика
Начальные классы
Биология
Информатика
Дошкольное образование
Медицина
Сельское хозяйство
Ветеринария
Воспитательная работа
История
Вычислительная техника
Логика
Этика
Философия
Религия
Физика
Русский язык и литература
Социология
Политология
Языкознание
Языки
Юриспруденция
Право
Другое
Иностранные языки
образование
Доп
Технология
Строительство
Физкультура
Энергетика
Промышленность
Автоматика
Электротехника
Классному руководителю
Связь
Химия
География
Логопедия
Геология
Искусство
Культура
ИЗО, МХК
Экология
Школьному психологу
Обществознание
Директору, завучу
Казахский язык и лит
ОБЖ
Социальному педагогу
Языки народов РФ
Музыка
Механика
Украинский язык
Астрономия
Психология

Чанышев А. Н. Генезис философии. Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии Тем Русислов Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии Тема 3 Генезис философии тема генезис философии


НазваниеЧанышев А. Н. Курс лекций по древней философии Тем Русислов Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии Тема 3 Генезис философии тема генезис философии
АнкорЧанышев А. Н. Генезис философии.doc
Дата25.12.2017
Размер85 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЧанышев А. Н. Генезис философии.doc
ТипКурс лекций
#9505

Ильенков: "Диалектика и мировоззрение", на сайте www.caute.ru

Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии Тем

Русислов

Чанышев А. Н.  Курс лекций по древней философии Тема 3 Генезис философии


ТЕМА 3. ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ

Философия существовала не всегда. Три тысячи лет назад ее еще не было нигде, но две тысячи лет назад она уже кое-где появилась. Закономерно поставить вопрос о генезисе, происхождении философии. Но предварительно необходимо коснуться более общей проблемы происхождения мировоззрения — ведь философия один из его видов.
Возникновение мировоззрения. В отличие от философии мировоззрение зародилось в доисторические времена, уже несколько десятков тысячелетий назад, стихийно, как результат неосознанной мировоззренческой потребности «человека разумного». Сама же эта потребность возникла в силу трудовой деятельности человека. Когда отношение людей к мирозданию — «мы» к «оно» — опосредствуется орудиями труда, зарождается новое, не существовавшее ранее, субъектно-объектное отношение. Мироздание как бы раскалывается на две неравные части: на природу и на выделяющихся из нее благодаря своей активной, целеполагающей деятельности людей, наделенных определенным сознанием. Это новое производственно-практическое отношение в системе мироздания в силу определенной (первоначально весьма незначительной) разумности людей получило свой духовный аспект — зарождается мировоззренческая потребность, основной вопрос мировоззрения и само мировоззрение.
Но это мировоззрение возникает не как таковое. Мировоззрения как такового нет так же, как нет плодов как таковых, а есть яблоки, груши, сливы и т. д. Мировоззрение существует лишь в своих конкретных видах. Поэтому в ответ на мировоззренческую потребность постепенно зарождается один из видов мировоззрения, соответствующий особенностям первобытного сознания.
Особенности первобытного сознания. Эти особенности известны главным образом из этнографических наблюдений над народами, остававшимися до самого последнего времени на ступени неолита, новокаменного века. «Человек разумный» способен ставить перед собой уже довольно отдаленные цели и находить целесообразные способы их реализации. Если не бояться парадокса, то можно сказать, что почти все великие исторические достижения человечества приходятся на доисторические времена: речь и начатки мышления, одомашнивание животных и создание сельскохозяйственных культур, овладение огнем и изобретение колеса (не везде), изобретение жизненно важных орудий труда, средств обитания и т. п.
Вместе с тем уровень первобытного сознания и особенно мышления невысок. Все названные достижения — в основном плод стихийного метода проб и ошибок. Критическое и методическое мышление отсутствовало, преобладала эмоциональная сфера сознания, эмоции побуждали к поспешным, поверхностным, ассоциативным выводам. Первобытный человек легко поддавался внушению и самовнушению. Содержание его сознания определялось коллективным родовым сознанием, существующим по традиции и передающимся от поколения к поколению по памяти. Письменности не было. Роль индивидуального сознания была ничтожной. Но самое главное состояло в том, что первобытные люди еще не могли хорошо различать реальное и иллюзорное, не могли различать того, что принадлежит им самим, а что природе, и понимали мироздание по аналогии с самими собой.
Из сказанного следуют такие черты первобытного сознания, как эмоциональность, образное восприятие мира, ассоциативность и а(до)логичность, склонность оживотворять (гилозоизм), одухотворять (аниматизм) мироздание, одушевлять его части (анимизм). К особенностям первобытного сознания относится также невольная склонность уподоблять природные явления человеку (антропоморфизм), а отношения между этими антропоморфизированными предметами — родовым отношениям (родовой социо-морфизм). Будучи не в состоянии объяснить явление природы и общества, первобытный человек находил видимость такого объяснения в рассказе о происхождении существа, олицетворяющего то или иное явление природы, а позднее и общества, от других таких же существ путем биологического рождения (генетизм).
Из сказанного следует, что плодом первобытного сознания могло быть лишь первобытное социоантропоморфическое мировоззрение. Оно создавалось методом стихийного перенесения на все мироздание свойств человека и его рода. Этот процесс людьми не осознавался. Им самим казалось, что именно они, люди,— творение антропоморфизированной природы. Осознание того, что сверхъестественные человеческие существа — продукт аптропо-морфизации и социоморфизации мироздания,— стало возможным лишь на более высоком уровне философского мировоззрения. Первобытное социоантропоморфическое мировоззрение населяет мироздание сверхъестественными существами. Источник сверхъестественного— перенесение на природу чуждых ей качеств, свойств, отношений человека и его рода. В первобытном социо-антропоморфическом мировоззрении основной вопрос мировоззрения выступает в превращенной форме — как вопрос об отношении людей и природы, с одной стороны, и сверхъестественного, надприродиого мира— с другой. Но не сразу. Сперва то и другое просто не различалось. Далее, в качестве социоантропоморфического мировоззрения первобытный социоантропоморфизм был комплексом искусства, мифологии и религии. Однако не все мифы были религиозными, т. е. связанными с культом. К этому комплексу примыкала магия.
Магия и религия. Хотя магия и религия связаны, они все же не тождественны. Более того, между ними есть существенное различие. Корни магии и религии — в ассоциативности первобытного сознания, в неумении его выделить существенные и, как правило, скрытые, не лежащие на поверхности связи и отношения между явлениями, в принятии случайного и несущественного за существенное. Магия связывает то, что реально не связано: это предмет и его изображение или имя; предмет и отторгнутая от пего часть; процесс и имитация этого процесса. Думая, что между ними имеется связь, первобытный человек воздействует на изображение предмета, на отторгнутую от него часть, манипулирует его именем, имитирует явление. И он уверен в практической эффективности своих действий. Однако в случае магии связь между магическим действием и магическим заклинанием и искомым результатом представляется непосредственной, в случае же религии связь между молитвой и религиозным обрядом, посредством которых нечто испрашивается, представляется зависящей от произвола какой-то вымышленной, сверхъестественной личности, которая якобы может как принять, так и отвергнуть жертву. Не то в магии: если все сделано правильно, то результат должен наступить.
Так зарождается догадка об объективном детерминизме и о субъективном могуществе человека при наличии у пего специальных знаний и специальной техники. Позиция религии самоуничижительно-просительная, позиция магии принудительная. Конечно, и в религиях всегда присутствует магия — в большей или меньшей степени, но она там играет все же вспомогательную роль. Если же говорить о религии и магии исторически, то магия более характерна для доклассовых обществ, религия — для классовых. Боги религии — деспоты, подобные деспотам раннеклассовых обществ, где чувство зависимости от природы усугубляется чувством зависимости от отчужденного от народа государства.
Мышление и воображение. Социоантропоморфическое мировоззрение строится не столько по законам логического мышления, сколько на основе эмоционально-ассоциативного воображения. Мифология — не продукт логико-теоретического мышления, а продукт воображения. К. Маркс подчеркивал, что «всякая мифология преодолевает, подчиняет и формирует силы природы в воображении и при помощи воображения» . Мнения, что мифология есть мышление на определенной ступени человеческого развития, более того, что мышление современного человека, создающего научные теории и гипотезы, и мышление древнего человека, создающего мифы,— это разные этапы развития единого логического мышления человека, что, следовательно, мифология создается особым видом мышления, неправильны. В целом первобытное сознание было доло-гичным, но в той мере, в какой ему было присуще мышление, оно было логичным, если, разумеется, рассуждение было истинным.
Познавательная роль мифологического мировоззрения. На этот счет существуют различные и даже противоположные точки зрения. Одни считают, что миф никогда не был способом объяснения действительности, другие же думают, что миф отражает стремление первобытного человека понять мир и самого себя. К. Маркс говорит о мифологии как о бессознательно-художественной переработке фантазией природы и общественных форм. 
Ф. Энгельс подчеркивает, что все культурные народы на ранней ступени своего развития осваивают чуждые им, таинственные для них и подавляющие их силы природы путем олицетворения, создавая богов'. Но познание есть нечто большее, чем «переработка» и «освоение», познание предполагает владение истиной, объективным знанием, а не только лишь субъективной иллюзией знания. Такое знание зарождается в основном в сфере материальной производственной практики людей, при решении ими реальных задач (конечно, бывает, что эти задачи связаны и с религиозным ритуалом, который стимулирует познание, но задача и здесь реальна, например постройка алтарей с равными площадями, но имеющими разную геометрическую форму). Там же зарождается и мышление.                                  
Проблема предфилософской науки. Но можно ли считать наукой такое первобытное знание? Пока нет. Тем не менее наука зарождается ранее философии. Она начинается со счета. Еще древнегреческий философ Платон обратил внимание на то, что именно число и счет учат человека размышлять. А много позднее К. Маркс подчеркнул, что счет — первая теоретическая деятельность «рассудка, который еще колеблется между чувственностью и мышлением»2. На этой грани между чувственностью и мышлением и зарождается наука — рассудочно-теоретическая деятельность человека, направленная па познание мироздания. Число — первый идеализированный объект в истории культуры, ведь для чисел безразличны их предметы. Число и счет легли не только в основу обыденной жизни, они приобрели мировоззренческое значение, став основой и средством ориентации человека во времени и пространстве. А такая ориентация была неосуществима без связи прежде всего с небом. Без ясного ночного неба человечества не было бы.
Столь, казалось бы, обыденное и привычное для нас времяисчисление— календарь — стало революцией в развитии человеческого знания. Сюда же относится зарождение идеи причинности, что было связано с реальной практикой людей.
Поскольку же системы времяисчесления, его приемы возникают до происхождения философии, постольку можно говорить о предфилософской науке.
Вопросы генезиса философии. Говорить о генезисе философии— значит ответить на вопросы: из чего, как, когда, где и почему возникает философия? Ответы на них выявляют различные точки зрения. Вопрос о том, где возникла философия,— это вопрос о степени теоретичности древнеиндийской, древнекитайской, вообще древневосточной философии, иногда в буржуазной науке неверно отрицаемой. Вопрос о том, когда возникла философия, имеет в виду не только простую хронологию — речь идет и о том, когда,    на    какой   ступени   общественного   развития   становится возможной философия как новая форма общественного сознания и новый вид мировоззрения и на какой ступени эта возможность реализуется.
При ответе же на вопрос, из чего возникла философия, все концепции генезиса философии делятся на две группы.
Мифогенная   и   гносеогенная   концепции   генезиса философии. Согласно   мифогенной   концепции, философия  возникает  из   мифологии  путем  внутреннего   (имманентного)   развития  последней за счет изменения одной лишь формы: личностно-образная форма сменяется  на  безлично-понятийную.  Согласно  гносеогенной  концепции,   философия   возникает   как   простое обобщение знания. «Мифогениики»   (Гегель, Ф.  Корнфорд, А. Ф. Лосев и др.)   правильно   видят  в   социоантропоморфическом   комплексе  духовный источник философии. В их пользу говорит несомненное наличие переходных форм между мифологией и философией. Но они ошибочно  думают,  что  мифология,  а  в  лучшем  случае  весь  социо-антропоморфический  комплекс — единственный  источник  философии. «Гносеогенпики» (Г. Спенсер, А. А. Богданов и другие позитивисты)   правильно видят источник философии в знании. Но они неправы, думая, что философия возникла из одного лишь знания. Существует также эклектическая концепция генезиса философии, согласно которой философия возникает не как таковая, а как философский    материализм    и    философский    идеализм.    Материализм — продолжение   «линии   знания»,   идеализм — продолжение «линии веры». Эта концепция неверна в своем схематическом упрощении.   Конечно,   материализм  и   идеализм   принципиально различны и противоположны   (в приведенной выше таблице они даже составили отдельные виды мировоззрения), но исторически философия  возникает  как  таковая,   а  ее  поляризация  на  материализм    и     идеализм — достижение    определенной,    достаточно зрелой   стадии.   Для   генезиса   философии первостепенную роль играет  изменение  уровня  мировоззрения.  Распадение же  философии по типам — явление вторичное.
Гносеогенно-мифогенная концепция. В наших лекциях мы будем придерживаться гносеогенно-мифогенной концепции генезиса философии. О ней мы уже фактически сказали, когда критиковали мифогенную и гносеогенную концепцию. Эта концепция стремится учесть и роль мифологического мировоззрения, и роль знания и связанного с ним мышления. Таким образом, гносеогенно-мифогенная концепция генезиса философии признает два и даже три источника возникновения философии — мифологическое мировоззрение, знание и само обыденное сознание, ходячую  нравственность, которая может быть непосредственным источником философии.
Предфилософия. Назовем духовный источник философии пред-философией. В самом широком смысле слова предфилософия— совокупность развитой мифологии и начатков наук (математики, астрономии, физики, медицины). Такая предфилософия — в сущности  дофилософская  парафилософия.  О  парафилософии  можно говорить лишь тогда, когда образовалась философия. Тогда философия— ядро, а парафилософия — оболочка. Но если ядра еще нет, то парафилософия есть предфилософия, лишь оболочка, внутри которой еще предстоит зародиться ядру. В более узком смысле слова предфилософия — это то, что в мифологии и в начатках наук непосредственно послужило генезису философии. В мифологии это стихийная постановка мировоззренческих вопросов, в начатках наук это не столько сами знания, сколько развитие мышления, самого научного духа и какого-то метода. В комплексе предфилософии уже начинается взаимодействие ее мировоззренческой и научной частей. Плод этого взаимодействия — переходные формы между мифологией и философией. В еще более узком смысле слова предфилософия — это переходные формы между мифологическим и собственно философским мировоззрением. В самом же узком смысле слова предфилософия — это противоречие между основанным на эмоциональном, нерациональном воображении мировоззрением и начатками научного мышления, между фантазирующим мифотворчеством и элементарным научным методам. Таковы духовные предпосылки философии.
Экономические, социальные и политические предпосылки. Предфилософия, как ее ни понимать, лишь необходимая, но недостаточная причина генезиса философии. Для того чтобы содержащаяся во всякой предфилософии возможность философии реализовалась, необходимы благоприятное для ее генезиса изменение общественного бытия, соответствующие экономические, социальные и политические условия. Здесь иногда ограничиваются тезисом, что философия возникает вместе с разделением общества на классы и отделением умственного труда от физического. Эти два великих исторических события действительно способствовали возникновению философии. Но история показывает, что эти события имели место задолго до возникновения философии. Поэтому экономические, социальные и политические условия генезиса философии надо конкретизировать.
Две системы рабства. К. Маркс различал две системы рабства: патриархальную систему рабства, направленную на «производство непосредственных средств существования, в рабовладельческую систему, направленную на производство прибавочной стоимости»'. Вторую систему рабства можно частично отождествить с тем, что Ф. Энгельс называл цивилизацией. «Цивилизация,— писал Ф. Энгельс,— является той ступенью общественного развития, на которой разделение труда, вытекающий из него обмен между отдельными лицами и объединяющее оба эти процесса товарное производство достигают полного расцвета и производят переворот во всем прежнем обществе»2. Для цивилизации, говорит далее Ф. Энгельс, характерны введение металлических денег, появление класса купцов и возникновение частной собственности на землю, а также наличие рабского труда как господствующей формы производства. В «Набросках ответа на письмо В. И. Засулич» К. Маркс вводит понятия «первичной формации» и «вторичной формации». Там сказано, что «период земледельческой общины является переходным периодом от общей собственности к частной собственности, от первичной формации к формации вторичной»'. При этом к первичной формации можно отнести не только родовое общество, или первобытнообщинную формацию, но и часть рабовладельческой формации, а именно древнеазиатский способ производства. Начало же вторичной формации можно связать с античным способом производства.'
Древнеазиатский и античный способы производства. Иногда принято противопоставлять Древний Восток (Китай, Индия, Шумеро-Вавилония, Египет) и Древний Запад (Восточное Средиземноморье, Древняя Греция и Древний Рим) фундаментально: на Востоке существовал только «азиатский способ производства», а на Западе — «античный способ производства». Однако это несомненное различие в способах производства все же скорее стадиальное, чем пространственное. Элементы «азиатского способа производства» были и в Европе. Это Крито-минойская и Микенская культуры. Элементы «античного способа производства» бывали и на Востоке. Иллюзия исключительно пространственного распределения этих двух способов производства — азиатского и античного — имеет основание в том, что древнеазиатский способ производства в Европе и античный способ производства в Азии были выражены не в классической форме, а фрагментарно. В стадиальном же смысле античный способ производства характерен для обществ начала века железа, а древнеазиатский способ — для обществ века бронзы.
Общества века бронзы. Все раннеклассовые общества века бронзы имеют ряд более или менее общих черт независимо от своего временного (хронологического) и пространственного (хорологического) положения. Раннеклассовые общества доколум-бовой Америки аналогичны обществам века бронзы Евразии, хотя первые намного позднее вторых. Экономически для обществ века бронзы характерны натуральное хозяйство, связанное с продуктообменом и предметными деньгами, отсутствие частной собственности на землю, устойчивость общины, экономическое господство деревни над городом, патриархальный характер рабовладения, его кастовость (почти полная взаимонепроницаемость классов). Вся земля считается государственной, и в этом смысле она «общая» — такую трансформацию приобретает характерная для «первичной формации» недифференцированная собственность в обществах века бронзы. С социально-политической стороны эти общества все еще сохраняют присущие родовому строю непосредственные личные отношения между людьми. Однако в условиях классового общества и государства личные отношения приобретают форму личностного господства и подчинения. Безличного правового сознания еще нет. Положение человека в обществе определяется его личной причастностью к государственной власти, к обожествляемому главе государства— «восточный» деспотизм! С идеологической стороны общества века бронзы отличаются наличием в них государственной религии как первой формы идеологии и государственного сословия жрецов в качестве первых идеологов, выводящих «восточный» деспотизм и социальную иерархию из самой структуры мифологизированного мироздания. Однако для обществ века бронзы характерны также зарождение переходных форм между мифологией и философией, начало искусства, не связанного с религией, и начало пауки.
Общества века бронзы возникли в третьем тысячелетии до и. э. Во втором тысячелетии можно говорить о полосе древней цивилизации, протянувшейся через Старый Свет между 40 и 15 градусами северной широты. К югу и к северу от этой полосы продолжал господствовать неолит. Внутри же упомянутой «полосы» образовались три очага древней, «бронзовой» цивилизации: восточный —Китай (государства Шан-Инь, 18—12 вв. до п. э., и Западное Чжоу, 12—8 вв. до н. э.), средний — Индия (Хараппское государство, 25—16 вв. до н. э., и арийские государства первой половины первого тысячелетия до н. э.). Третий, западный очаг более сложен. Сюда входили самые древние цивилизации Шумера — Аккада и египетского Древнего царства. Именно здесь общества века бронзы возникли ранее всего — в третьем тысячелетии до п. э. Далее в этот очаг культуры вошли также Древневавилонское (середина второго тысячелетия до н. э.) и Нововавилонское (612—538 гг. до н. э.) царства, Сирия, Финикия и Палестина, Среднее и Новое царство в Египте, а также и поздний, Саисский Египет (650—525 гг. до н. э.). Сюда же принадлежали Критское (первая половина второго тысячелетия до н. э.) и Микенское государства вместе с другими ахейскими государствами (вторая половина второго тысячелетия до н. э.).
Если восточная часть полосы древней цивилизации была отделена от средней части природой (горы и пустыни), то западная от средней — своего рода культурным барьером: населявшие Иранское плоскогорье мидяне и персы отставали в своем культурном развитии от цивилизаций Индии, с одной стороны, и Месопотамии— с другой, а потому больше разделяли эти культуры, чем их связывали.

Общества начала века железа. Социально-экономически для этих обществ характерны начало товарно-денежных (вещных) отношений, дополняющих, а затем и частично вытесняющих личные отношения людей, выделение ремесла из сельского хозяйства, завершение развития денег до их законченной монетной формы, появление торгового капитала, начало частной собственности на землю, купля-продажа земли, разложение общины, установление экономического господства города над деревней, упразднение долгового рабства и проникновение рабского труда в сферу производства, производство прибавочного продукта (стоимости). С социально-политической стороны в этих обществах па основе вещных отношений создается безличное писаное право. Эти общества характеризуются также политическим господством города над деревней, ожесточенной политической борьбой за власть (борьба царств и общинной имущественной знати против аристократии в Китае, борьба варны кшатриев против брахманов в Индии, торгово-ремесленных слоев городского населения — «демоса» — против землевладельческой аристократии в Элладе), иногда республиканско-демократической формой политической жизни. С идеологической стороны общества начала века железа характеризуются зарождением философии и дальнейшим развитием науки вплоть до достижения ею в некоторых своих пунктах ступени дедуктивной науки.
Вторая ступень в развитии раннеклассовых обществ прослеживается в Китае во времена Восточного Чжоу (периоды Чуньцю, 8—5 вв. до н. э., и Чжаньго, 5—3 вв. до н. э.), в Индии во времена государств Магадха и Маурья (5—2 в. до н. э.). Что касается третьей, западной части полосы древней цивилизации, то она в своем историческом развитии в значительной части была отброшена назад, оказавшись порабощенной сравнительно отсталой Персией в эпоху династии Ахеменидов (6—4 вв. до н. э.). Ростки нового, например реформа фараона Бокхориса в Египте, согласно которой было отменено долговое рабство и которую позднее изучал Солон, произведший затем сходную реформу в Афинах, были затоптаны завоевателями-персами. Поэтому на Западе вторая ступень в развитии раннеклассового общества нашла свое выражение лишь в ряде передовых полисов Эллады, где и возникла древнезападная философия.

Генезис философии. 
Скачок в развитии производительных сил в связи с переходом от бронзы к железу увеличил возможности людей и повысил их уверенность в своих силах перед лицом подавляющего их мира богов-деспотов, еще более активизировал их практическую деятельность, привел к дальнейшему увеличению знания и развитию мышления.
Товар как чувственно-сверхчувственная вещь и то, что «монета, помимо своего действительного бытия в виде отдельного куска золота определенного веса, получает идеальное бытие, вытекающее из ее функции»2, способствовали абстрагированию общественного бытия и общественного сознания, столь важному для подъема мировоззренческого сознания на второй уровень. Развернувшаяся политическая классовая борьба подрывала авторитет традиции, в том числе и мировоззренческой. Ведь во всех обществах века бронзы, где религиозно-мифологическое мировоззрение стало исполнять охранительную социально-идеологическую функцию, дальнейшее углубление мировоззрения посредством знания и критического мышления было заторможено. Их достигнутый уровень был ограничен узкой сферой специального знания. Последнее же, став делом жреческого сословия, было сакрализо-нано, засекречено, и развитие его остановилось. Выход на политическую арену новых классов, дальнейшие войны и революции разрушали традицию. В результате возникла общественная потребность в ином мировоззрении, отвечавшем уровню, образу жизни, интересам новых общественных сил, слоев, классов. Заложенная в предфилософии возможность философии стала реали-зовываться.
Генезис философии следует понимать как возникновение второго уровня мировоззрения. Подъем на второй уровень для мировоззрения стал возможным благодаря 
росту наук, что стимулировало зарождение высшей части идеологической надстройки. Философия возникает как разрешение противоречия между мифологической картиной мира, построенной по законам воображения, и новым знанием и мышлением. Иначе говоря, философия зарождается как распространение мышления с узкой сферы специального знания на все мироздание. Само по себе мышление не есть философия. Философия — это мировоззренческое мышление или мыслящее мировоззрение. Основной вопрос мировоззрения принимает в философии форму основного вопроса философии. Авторитет разума занимает место авторитета традиции. Поиски генетического начала мира дополняются поисками субстрата, субстанции, отчего само генетическое начало приобретает качественно иной характер. Понятие субстрата и тем более субстанции становится основой системности философии, которая невозможна без рационализированности мышления. Так возникает философия как  системно-рационализированное  мировоззрение.   Природа  деантропоморфизируется и демифологизируется.
Однако все это происходило постепенно и не везде одинаково. Генезис философии — длительный процесс. Выше отмечалось, что философия возникает непосредственно не из мифологии как таковой, а из переходных форм, характерных для обществ бронзового века. Переходные мировоззренческие формы — это уже не первобытная стихийная мифология, а мифология с элементами самосознания и систематизации, с понятийными вкраплениями, с элементами демифологизации и деантропоморфизации. Если говорить образно, то можно сказать, что на уровне переходных мировоззренческих форм от мифологии как таковой к философии как таковой в мантии мифологического мировоззрения появляются первые дыры, сквозь которые кое-где начинает просвечивать реальная, немистифицированная природа.
Особенности генезиса философии на Востоке и на Западе. Во всех трех частях полосы древней цивилизации в первой половине первого тысячелетия до н. э. сложилась в общем одинаковая мировоззренческая предфилософия. Но уровень предфилософскои науки был не везде одинаков. В Древнем Китае и в Древней Индии такой уровень был ниже, чем в Вавилонии и в Древнем Египте. Расхождение, возможно, определялось тем, что, как говорилось, античный способ производства проявился на Востоке слабее, чем на Западе. На Востоке сама граница между веком бронзы и веком железа была стертой. Длительное господство древнеазиатско-го способа производства в Азии и в Северной Африке (Египет) увековечило связанные с бронзовым веком духовные мировоззренческие формы. Сила традиции в Афразии была сильнее, чем в Европе, где в те времена так и не сложилось сословие жрецов — в Древней Греции жрецы существовали при храмах, посвященных разным богам и находившихся в разных местах, и объединены не были, как это имело место особенно в Индии, а также и в других государствах Афразии, например в Египте, где жрецы как первостепенная идеологически-политическая сила иногда противостояли царям-фараонам.
В силу всех этих причин, а может быть, и благодаря некоторым психологическим различиям народов Древнего Китая, Древней Индии, Вавилонии, Сирии и Финикии, Иудеи и Израиля, Древнего Египта философия в Афразии не получила тех классических форм, которые она получила в Древней Греции, т. е. в Европе. Под классическими формами философии здесь понимается гармоничное соотношение мировоззренческого и рационально-системного аспектов философии, ее связь с науками и развитие внутри нее логического аппарата, что в целом позволяет философии четко отчлениться от пред- и парафилософии. В Древнем Китае и в Древней Индии в силу слабого проявления там античного способа производства и слабой связи философии с науками философия существовала в несколько иных формах, чем па Западе. В Вавилонии и Египте она вовсе не возникла. Древневосточная философия была недостаточно вычленена из предфилософии и недостаточно отчленена от парафилософии, часто сливаясь с обыденным нравственным сознанием (в Китае) и с религиозно-мифологическим мировоззрением (в Индии).
Обратное влияние философии на предфилософию. Протофилософия. С возникновением философии предфилософия, разумеется, не исчезает. По отношению к философии она становится парафи-лософией. Мифология продолжает существовать в искусстве, в религии, в обыденном сознании. В своем мировоззренческом значении она уже ограничена философским мировоззрением. Однако взаимодействие между философией и мировоззренческой предфилософией — но «пред» уже в логическом, а не в историческом аспекте, т. е. мировоззренческой парафилософией — продолжается. Что касается науки, то она получает благодаря философии некоторый простор для дальнейшего развития до ступени теоретической науки. Но это главным образом в Европе.
Термины «предфилософия» и «парафилософии» полезно дополнить термином «протофилософия» («первичная философия»). Протофилософия — перворожденная философия, философия, только что возникшая из мифологии под влиянием развивающегося мышления и несущая на себе родимые пятна социоантропоморфического комплекса. Для протофилософии характерны значительные пережитки мифологии, неразвитость философской терминологии, отсутствие достаточного самосознания, стихийность, а также отсутствие сколько-нибудь четкого расчленения па материализм и идеализм, что является плодом лишь достаточно зрелой философии.

© Copyright: Русислов, 2010
Свидетельство о публикации №21011061632

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении правил

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Русислов

Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру
написать администратору сайта