Главная страница
Финансы
Экономика
Математика
Начальные классы
Биология
Информатика
Дошкольное образование
Медицина
Сельское хозяйство
Ветеринария
Воспитательная работа
История
Вычислительная техника
Логика
Этика
Философия
Религия
Физика
Социология
Русский язык и литература
Политология
Языкознание
Языки
Юриспруденция
Право
Другое
Иностранные языки
образование
Доп
Технология
Строительство
Физкультура
Энергетика
Промышленность
Автоматика
Электротехника
Классному руководителю
Связь
Химия
География
Логопедия
Геология
Искусство
Культура
ИЗО, МХК
Экология
Школьному психологу
Обществознание
Директору, завучу
Казахский язык и лит
ОБЖ
Социальному педагогу
Языки народов РФ
Музыка
Механика
Украинский язык
Астрономия
Психология

Воронин С. Фоносемантика цель, задачи, проблематика, разделы


Скачать 87.5 Kb.
НазваниеФоносемантика цель, задачи, проблематика, разделы
АнкорВоронин С.doc
Дата20.03.2019
Размер87.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаВоронин С.doc
ТипДокументы
#25409

Воронин С. В. Основы фоносемантики. Л., 1982. 243 с.


ФОНОСЕМАНТИКА: ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ, ПРОБЛЕМАТИКА, РАЗДЕЛЫ.


Фоносемантика (далее - ФС) рождается и утверждает себя на стыке фонетики (по плану выражения), семантики (по плану содержания) и лексикологии (по совокупности этих планов). Чрезвычайно важна связь ФС с глоттогонией, с этимологией, со сравнительно-историческим языкознанием, с типологией. В пределах языковедческих дисциплин фоносемантика связана также с психолингвистикой.
Объект фоносемантики - звукоизобразительная (т.е. звукоподражательная и звукосимволическая) система языка. Предмет фоносемантики – звукоизобразительная система (далее - ЗИС) языка в пантопохронии. Термином «пантопохрония» («пантопия» + «панхрония») мы обозначаем совокупность двух подходов к рассмотрению языковых явлений вообще и явления звукоизобразительности (далее - ЗИ) в частности – подхода с позиций «топических», т.е. пространственных, и подхода с позиций «хронических», т.е. временных.
Цель фоносемантики – изучение ЗИ как необходимой, существенной, повторяющейся и относительно устойчивой не-произвольной фонетически (примарно) мотивированной связи между фонемами слова и полагаемым в основу наименования признаком объекта-денотата.
При этом следует подчеркнуть, что звукоизобразительными являются не только те слова, которые ощущаются современными носителями языка как обладающие фонетически мотивированной связью «между звуком и значением», но и все те слова, в которых эта связь в ходе языковой эволюции оказалась затемненной, ослабленной и даже на первый взгляд полностью утраченной, но в которых с помощью этимологического анализа (подкрепленного «внешними» данными типологии) эта связь выявляется. Следовательно, ЗИ-слово – это слово, звукоизобразительное в своей основе, по своему происхождению. Этот момент имеет принципиальное значение. «Неучет» этого момента приводит к неоправданному принижению роли и числа ЗИ-слов, к полному искажению картины соотношения звукоизобразительных и незвукоизобразительных элементов в языке.
Задачи ФС целесообразно представить в единстве с ее проблематикой. Основные задачи, которые ставит перед собой ФС, сводятся к решению следующих важнейших проблем: особенности ЗИС в целом; звукоподражательная и звукосимволическая подсистемы; параметры, классы и типы звучаний; строение звукового денотата; универсальная классификация звукоподражательных слов; их типология; отражение признаков звукового денотата; ЗИ-функции фонем звукоподражательного слова; сенсо-, эмо-, воле- и ментакинемы; фоно- и мимеокинемы; синестезия и синестэмия; критерии выделения звукосимволического слова; звукосимволизм в грамматике; звукоподражание и звукосимволизм на уровне текста; происхождение языка; онто- и филогенетическая эволюция языка; категории фоносемантики; фоносемантичские регулярности; эвристические возможности ФС.
Ахронически ФС подразделяется на общую и специальную (частную). Общая ФС имеет дело с наиболее общими законами и закономерностями звукоизобразительных систем языков мира, в отвлечении от какого-либо одного конкретного языка (группы языков). Специальная (частная) ФС связана с законами и закономерностями ЗИС какого-либо одного конкретного языка.

ПРИНЦИПЫ ФОНОСЕМАНТИКИ

Принцип не-произвольности языкового знака

Принцип не-произвольности языкового знака – первый и основной методологический принцип ФС. Он может быть назван также принципом мотивированности и не-произвольности связи между звуком и значением в слове. Этот принцип противопоставляется принципу произвольности языкового знака Ф. де Соссюра. Декларируя произвольность (немотивированность) знака как произвольность отношения между означающим и означаемым внутриязыкового знака, т.е. в пределах языка, Ф. де Соссюр в действительности понимал «произвольность» как немотивированность знака в целом (означающее плюс означаемое) по отношению к денотату, т.е. выводил «произвольность» за пределы языкового знака, и, шире, за пределы языка. Перед нами, следовательно, не одна проблема, а две проблемы: первая – проблема «внутренней» связи между двумя сторонами знака, вторая – проблема «внешней» произвольности знака, «внешней» связи между языковым знаком и языковой сущностью - денотатом.
Утверждая принципиальную не-произвольность, мотивированность языкового знака, мы отнюдь не хотим сказать, что все без исключения слова в современном языке можно квалифицировать как мотивированные. Существует, разумеется, весьма и весьма много образований, которые не могут быть охарактеризованы как мотивированные. Языковой знак принципиально не-произволен; однако в «современной» синхронии он представляет собою двоякую сущность: он одновременно непроизволен и произволен. Причина такой двойственности нам видится в двойственности самого характера слова: оно с самого начала выступает в двух «ипостасях» - отражательной и коммуникативной. … в конкретном акте номинации выбирается некий признак объекта-денотата, полагаемый в основу номинации, - и в этом главном, определяющем, принципиальном моменте номинация не-произвольна, мотивированна; выбор же именно данного конкретного признака во многом случаен – и в этом более частном моменте номинация во многом произвольна, немотивированна.

Принцип детерминизма

Второй принцип ФС – принцип детерминизма. Применительно к ЗИС языка, являющейся объектом ФС, этот принцип предполагает обусловленность знакового облика слова значением слова и, в конечном счете, признаками, свойствами денотата, точнее, «мотивом» - тем признаком (свойством) объекта-денотата, который по завершении «мотивировочного хода» («хода мотивирующей мысли») кладется в основу номинации.

Принцип отражения

Третий принцип ФС – принцип отражения. На интересующей нас речевой (языковой) ступени содержание отражения – это значение слова (как образ или, в других терминах, как сущность, однородная с понятием), форма отражения – языковой знак (как материальная оболочка слова). Таким образом, языковой знак являет собою форму, материальную сторону отражения, свойственную человеку. Уже это заставляет признать его отражательной категорией.
Оставаясь в целом адекватным, отражение в языковом знаке претерпевает определенные искажения, обусловленные, в частности, двуступенчатостью отражения (двойным преломлением отражаемого) в знаке, много-многозначностью соотношения между знаком и объектом номинации, относительной денатурализацией знака (частичной утратой им примарной мотивированности) в процессе эволюции.

Принцип целостности

Четвертый принцип ФС - это принцип целостности. В соответствии с этим принципом постулируется первичность системы как целого над компонентами системы; акцент делается именно на целостности и интегративности свойств объектов. Свойства системы как целого не сводятся к сумме свойств элементов, составляющих систему, а определяются интегративными свойствами структуры системы, порождаемыми специфическими связями и отношениями между элементами системы. Каждый элемент в системе связан с другими элементами системы; описание каждого элемента не носит самодовлеющего характера, ибо элемент описывается не «как таковой», а с учетом его «места» в целом, с учетом его связей с другими элементами системы как целого.

Принцип многоплановости и его следствия

Пятый принцип ФС - это принцип многоплановости (многоплоскостности). Он предполагает как обращенное «вовнутрь» максимально полное трехмерное, «объемное» описание звукоизобразительной системы в трех взаимосвязанных, но самостоятельных планах – синтагматическом, парадигматическом, иерархическом, так и обращенное «вовне» описание целостной системы в плане ее связи со «средой».

ЗВУКОПОДРАЖАТЕЛЬНЫЕ СЛОВА

Современное типологическое языкознание немалую роль отводит сопоставительному исследованию лексики неродственных языков. Среди маргинальных пластов лексики любого языка (пластов «периферийных», однако дающих основу для многих принципиальных обобщений широкого теоретического плана) видное место занимают звукоподражательные слова (ономатопы). Между тем, ни в отечественном, ни в зарубежном языкознании ономатопы как языковые универсалии до сих пор не были объектом систематического типологического изучения, что в значительной мере объяснялось как отсутствием системных описаний ономатопеической лексики конкретных языков, так и неразработанностью общей теории ЗИ. В 1969 г. была предложена классификация ономатопов по соотносимости с их денотатом [Воронин С.В. Английские ономатопы (Типы и строение). Канд. дис. Л., 1969]. Построенная первоначально на английском материале, эта классификация оказалась принципиально применима к рассмотрению ономатопеи других языков, притом не только родственных, но и неродственных. Ныне можно с уверенностью говорить о том, что предложенная в 1969 г. и уточненная в ходе дальнейших исследований классификация ономатопов является универсальной классификацией. Эта классификация позволяет приступить к разработке фоносемантической типологии (или типологической ФС, или типологии звукоизобразительных систем), фоносемантической универсалогии, к выявлению фоносемантических (звукоизобразительных) универсалий. Одну из главнейших фоносемантических универсалий формулируем следующим образом: в ЗИС любого языка мира наличествуют три класса и два гиперкласса ономатопов.

СИНХРОНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

ЗВУКОПОДРАЖАТЕЛЬНАЯ ПОДСИСТЕМА

Акустический денотат

Любая классификация ономатопов, построенная без учета (психо)акустических характеристик различных типов денотатов, неизбежно оказывается субъективной и неполной. Поэтому мы должны обратиться за помощью к данным акустики и психоакустики.
Мы выделяем пять основных параметров звучаний. Параметр I – высота (в широком смысле): в едином параметре высоты звука отражается основная частота и спектр звука (психоакустически – собственно высота звука и тембр). Параметр II – громкость; акустический коррелят громкости звука – интенсивность. Параметр III – время: соответственно временной характеристике звуки можно подразделить на «мгновенные» (удары) и немгновенные (неудары). Параметр IV – регулярность (периодичность колебаний): по этому параметру различимы тоны (тоновые неудары) и шумы (шумовые неудары). Параметр V- диссонантность.
Выявленные пять основных параметров служат основой для объективной характеристики звучаний и выявления классов и типов звучаний, находящих отражение в звукоподражательной подсистеме языка. По параметру I (высота) звучание любого типа характеризуется в количественном отношении как «низкое» либо «высокое». По параметру II (громкость) звучание любого типа характеризуется (также в количественном отношении) как «громкое» и «тихое». Параметр III (время) дает разделение звучаний на «краткие» и «длительные».
На уровне признаков-денотатов выделяются, соответственно, 10 признакотипов: 1) ударность, 2) тоновость, 3) шумность, 4) диссонантность, 5) низкость, 6) высокость, 7) интенсивность, 8) неинтенсивность, 9) краткость, 10) долгота. Предложенная классификация звучаний не претендует на полную и всестороннюю характеристику отражаемых в языке человека звучаний. Эта классификация имеет отношение к характеристике собственно звучания, его (психо)акустического строения – и в качестве таковой она дает основание для разработки объективной классификации.

ЗВУКОСИМВОЛИЧЕСКАЯ ПОДСИСТЕМА

Построение теории звукосимволизма невозможно без проникновения в сферу денотат, в психофизиологическую основу звукосимволической подсистемы.
Психофизиологической основой звукосимволизма является синестэмия (букв. «соощущения» + «соэмоции»). Под синестэмией мы понимаем различного рода взаимодействия между ощущениями разных модальностей (реже - между ощущениями одной модальности) и ощущениями и эмоциями, результатом которых на первосигнальном уровне является перенос качества ощущения (либо перенос нервных импульсов), на второсигнальном же уровне – перенос значения, в том числе перенос значения в звукосимволическом слове.
Следует, по-видимому, выделить два важнейших пути сенсорного взаимодействия: 1) центральный, 2) периферический. Первый охватывает две разновидности связей: эфаптические (контактные) связи и ассоциативные (межцентральные, кортикальные) связи.
Эфаптические связи (связи через соприкосновение нервных путей). Возбуждение одних нервных волокон и клеток влияет на состояние других, смежных с ними. Этот вид связей объясняет, в частности, явление усиления слышимого громкого звука при освещении глаз.
Ассоциативные связи. Существование многочисленных ассоциативных волокон, связывающих между собой различные участки коры головного мозга (а также наличие иных межцентральных связей) – один из путей, посредством которых изменения, индуцированные в одном органе чувств, могут влиять на состояние другого.
Выделяют три типа сенсорного взаимодействия. Первый – это влияние, которое раздражение одного рецептора оказывает на пороги другого. Второй вид взаимодействия ощущений - синестезия. Примеры – «цветной слух», а также слуховые впечатления, вызываемые световыми раздражителями. Третий вид взаимодействия ощущений проявляется в той взаимосвязи ощущений разных рецепторов, которая постоянно имеет место в процессе восприятия любого предмета или явления. Так, при ощущении терпкого или едкого вкуса пищи к собственно вкусовым ощущениям присоединяются осязательные и легкие болевые ощущения. К четвертому виду относится то влияние, которое может оказывать ощущение одной модальности на ощущение другой модальности в смысле накопления (либо уменьшения) количества одного ощущения под воздействием другого. Наряду с синестезией случаи этого рода особенно значимы для понимания психофизиологической основы звукоизобразительности. Примеры, в частности, таковы: повышение тона – потемнение цвета; низкие звуки делают последовательные образы менее яркими и удлиняют период затухания этих образов.
Звукосимволическая номинация широко действует не только в сенсорной, и в эмоциональной сфере. Роль эмоционального фактора представляется особенно важной в свете вывода о том, что результаты воздействия звуковых раздражителей на цветное зрение человека зависят от того эмоционального знака, которым они сопровождаются. По-видимому, положительная либо отрицательная эмоциональная окраска (приятное/ неприятное, удовольствие/неудовольствие) благодаря своей всеобщности действительно может выступать в качестве медиатора, своеобразного «общего знаменателя» при переносе качеств ощущений. Следует подчеркнуть, однако, что роль эмоционального фактора этим не исчерпывается: он может выступать и как «самостоятельный» конечный элемент в цепи переноса «ощущение → эмоция». Примеры этого плана таковы: высокие, быстро следующие звуки возбуждают, а низкие, протяжные звуки понижают эмоциональное возбуждение; с обонятельными, вкусовыми и тактильными ощущениями наиболее тесно связаны чувства удовольствия/неудовольствия; сахар вызывает ощущение, сопровождающееся чувством удовольствия; горечь – качество вкусового ощущения – распространено на эмоции (ср. «горечь разочарования»); жесткость, неровность, «грубость» фактуры оценивается как «неприятное», мягкость и гладкость - как «приятное». Подобные факты, как это представляется, могут получить теоретическую интерпретацию в плане развития идеи о принципиальном учете случаев переноса «ощущение → эмоция». Отмеченная выше «всеобщность» таких явлений эмоциональной сферы, как положительная/отрицательная эмоциональная окраска позволяет в значительной мере объяснить перенос качества ощущения во всех случаях, когда участвует эмоциональный элемент.
Эмоциональный элемент может участвовать в синестэмии двумя путями: либо как некий вспомогательный элемент при переносе «ощущение → эмоция → ощущение», либо как самостоятельный конечный элемент в цепи переноса «ощущение → эмоция».
Синестезия есть психофизиологическая универсалия, лежащая в основе звукосимволизма как универсалии лингвистической. Область действия синестэмии – сенсорно-эмоциональная сфера; эта же сфера в значительной части ее есть область денотации звукосимволической лексики.


ЗВУКОСИМВОЛИЧЕСКИЕ СЛОВА

Признаки звукосимволического слова

Если для звукоподражательного слова всегда имеется полная ясность относительно возможных признаков, полагаемых в основу номинации (эти признаки всегда представляют собою звук), то для звукосимволического слова полной ясности относительно таких признаков нет. Сфера мотивации (собственно, примарной мотивации) звукосимволического слова значительно шире сферы мотивации звукоподражательного слова, она же остается и менее определенной. Сфера начальной денотации звукосимволического слова (т.е. сфера денотации до появления различных переосмыслений слова) во многом совпадает со сферой его мотивации; поэтому целесообразно обсудить вопрос о том, какого рода события обозначаются звукосимволическими словами.
Анализ показывает, что в основу номинации звукосимволических слов могут быть положены признаки объектов, воспринимаемые в любой сенсорной модальности человека (разумеется, кроме слуховой модальности: в этом случае речь идет уже о звукоподражании). Это могут признаки, получаемые через зрение, обоняние, вкус, осязание, органические ощущения. При этом наибольшее число возможных признаков приходится на долю зрения: движение (мгновенное/длительное, быстрое/медленное, резкое/мягкое, неровное/ровное, непрерывное/прерывистое, беспорядочное, скользящее), статика (удаленность – близкое /далекое, размер – большое/маленькое, форма - округлая, искривленная, заостренная, вытянутая). Обоняние дает нам различение запахов, которые в первую очередь квалифицируются как приятные/неприятные. Вкус позволяет дифференцировать вкусовые признаки (характеристики) объекта – сладкое, соленое, кислое, горькое (также характеризуемые как приятные/неприятные). Осязание дает возможность различать: признаки кожно-осязательной (тактильной) группы (прикосновение, давление, свойства поверхности – гладкое/шероховатое; фактура объекта; твердость или жесткость, а также упругость; форма), признаки температурной группы (горячее/холодное), болевой группы (боль режущая, колющая, ноющая, тупая, острая). Признаки голода, жажды, удушья мы получаем через органические ощущения. Отмеченные признаки, по существу, охватывают все разновидности признаков, кроме звуковых. Поэтому представляется оправданным определить (с некоторой неизбежной долей условности) сферу мотивации (и первоначальной денотации) звукосимволических слов в целом как «незвук».
Рассмотрению звукосимволических слов, естественно, предшествует идентификация их (в словаре, в тексте). Выявленные на основе анализа звукосимволического материала целого ряда неродственных языков признаки звукосимволических слов и критерии их идентификации таковы: I. Семантические критерии – 1) эмоциональность и экспрессивность, 2) образность семантики, 3) конкретность семантики, 4) обозначение простейших элементов психофизиологического универсума человека; II. Грамматические критерии – 5) морфологическая гипераномальность; III. Словообразовательные критерии – 6) редупликация; IV. Структурно-фонетические критерии – 7) фонетическая гипераномальность, 8) относительное единообразие формы, 9) фонетическая гипервариативность (протетический сонорный, метатеза, «чередование гласных», «чередование согласных» - по способу, по месту артикуляции, по глухости/звонкости); V. Функциональные критерии – 10) стилистическая ограниченность; VI. Интерлингвистические критерии – 11) типологическое сходство (изоморфизм) ЗС-слова по разным языкам.
Подчеркнем, что в ходе эволюции звукосимволические слова обычно утрачивают свою первоначальную семантическую и функциональную ограниченность, «смешиваясь» со словами незвукоизобразительной сферы.

Синестэмизмы

Рассматривая синестэмию, мы подчеркивали роль явления переноса. Синестэмический (уже - синестетический) перенос, однако, играет громадную (и до конца еще не осознанную лингвистами) роль не только при примарной номинации, но и при номинации секундарной. Естественный, примарный по своим истокам и самой своей природе механизм на стадии конвенционального знака исправно служит «непримарной» конвенциональной номинации.


Изобразительное происхождение языка

Данные нейрофизиологии. Современная постановка проблемы генетического аспекта изучения звукоизобразительной системы языка и проблемы происхождения языка невозможна без привлечения данных нейрофизиологии. Рассмотрим важнейшие из этих тенденций. Как подчеркивает Б. Робинсон, человеческая речь зиждется на работе двух систем. Первая система, лимбическая, - эволюционно более древняя, локализована в лимбических структурах, представлена билатерально (полушарная доминантность отсутствует), отвечает за эмоциональное и мотивационное поведение человека, отличается более низкой информативностью. Вторая система, некортикальная, - эволюционно более молодая, связана с неокортексом, латерализована, обычно преобладает в левом полушарии. … При этом левое полушарие обеспечивает ориентировку в окружающем, базирующуюся на обобщении и классификации объектов на основе понятий, связанных со словом, на логическом осмыслении явлений. Правое же полушарие обеспечивает анализ конкретных, индивидуальных признаков объекта и формирование гештальта, лежащего в основе мгновенного чувственного анализа сложных сигналов и интуитивной ориентировки в явлениях окружающего мира. Иными словами, в левом полушарии сконцентрированы механизмы абстрактного мышления, а в правом – механизмы конкретного, образного мышления. Со структурами левого полушария связаны эволюционно-молодые функции мозга – словесная речь и абстрактное мышление. Со структурами же правого полушария связаны более древние механизмы речеобразования и анализа звуков речи – координация интонационно-голосовых компонентов собственной речи и различения звуков речи по частоте основного тона (основной тон – главный компонент звуковой сигнализации животных). В онтогенезе человека понимание эмоциональных интонаций появляется намного раньше понимания слов; в условиях патологии, при нарастающем угнетении деятельности мозга и в процессе ее восстановления понимание интонаций исчезает позже и восстанавливается раньше, чем понимание слов. Все это свидетельствует о том, что механизмы звукопроизношения и слуховые функции правого полушария намного древнее, чем соответствующие механизмы и функции левого полушария. Инактивация левого полушария, обусловливая грубое размывание лингвистических фонемных границ и уравнивание их ценности, приводит к функциональному регрессу восприятия звуков речи и возвращает слух на дофонемную, доязыковую стадию. Из этого следует, что размытость фонемных границ есть черта эволюционно-древняя, архаическая. Последнее приводит нас к выводу о том, что такая характерная черта ЗИ-слова, как размытость, диффузность (в более строгой формулировке – диффузная множественность) его звукового облика, есть также черта эволюционно-древняя. Мы имеем здесь еще одно свидетельство эволюционной древности ЗИ-лексики, ЗИС языка.
Многоплановое рассмотрение звукоизобразительной системы языка, однако, приводит нас к выводу, что это, скорее, был один принцип – многогранный, но единый; это был принцип (звуко)изобразительности.
Наш общий вывод таков: язык имеет изобразительное происхождение, и языковой знак на начальном этапе филогенеза отприродно (примарно) мотивирован, изобразителен.
Возникнув как примарно мотивированная, изобразительная сущность, языковой знак, как и язык в целом, на начальной – «натуральной» - стадии развивается в пределах данного качества, пока складывающаяся система языка в основном не исчерпает возможностей развития в рамках (звуко)изобразительности. Следует подчеркнуть, что процесс денатурализации знака не означает его демотивации: происходит преимущественная утрата примарной мотивированности, но не мотивированности вообще; примарная мотивированность в значительной мере замещается, вытесняется, «компенсируется» секундарной мотивированность – семантической и морфологической. Происходит перестройка и самой примарной мотивированности: вытесняемая на периферию значения слова, и особенно морфемы, примарная мотивированность тем не менее стойко удерживает центральные позиции на уровне текста (особенно в поэзии).
«Маскировка» ЗИ-природы слова в процессе его денатурализации – основная объективная причина недостаточной разработки звукоизобразительных (дескриптивных) этимологий.
Часто связь между звуком и значением настолько эффективно «запрятана» в слове, что, оставаясь в пределах микросистемы одного языка, этимолог оказывается не в состоянии выявить эту связь. В соответствии с принципом системного подхода, который мы терминируем как «принцип экологизации», каждую данную систему необходимо рассматривать в неразрывной связи со средой.

КАТЕГОРИИ ФОНОСЕМАНТИКИ

Концепт. Концептом, или системообразующим свойством, на основании которого конституируется исследуемая система, является звукоизобразительность, или фонетическая (примарная мотивированность.)
Звукоизобразительность (фонетическая, или примарная, мотивированность) есть свойство слова, заключающееся в наличии необходимой, существенной, повторяющейся и относительно устойчивой связи между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком объекта-денотата (мотивом).
Слова, обладающие таким свойством, образуют ЗИС. Из предложенного определения ЗИ следует, что ЗИ есть явление закономерное, неслучайное. Наименьшее число фонем, обнаруживающих связь с признаком денотата, - одна; наибольшее – равно числу фонем в слове. Связь «фонема - признак денотата» непосредственно осуществляется на признаковых уровнях соответственно лингвистического и экстралингвистического ярусов ЗИС: «физический (фонемный, акустический или /и артикуляторный) признак фонемы – физический (акустический, оптический, тактильный и др.) признак денотата», или «Ф-признак» (фонемный признак) – Д-признак (денотативный признак, или мотивема»). В плане конкретном «полагаемый в основу номинации признак денотата» с точки зрения самого слова есть не что иное, как мотивирующий признак, или мотив номинации (наименования), или мотивема; в плане абстрактном (т.е. с точки зрения идеализированного объекта) это то, что мы обозначаем термином «мотивотип». Подчеркнем здесь важнейшую и до сих пор не раскрытую исследователями роль элементов мотивационной сферы и особенно роль мотивотипа. Принято, как известно, говорить о «связи звука и значения» в ЗИ-слове. Не отказываясь полностью из чисто прагматических соображений от этой удобной, лаконичной и ставшей столь привычной формулировки, отметим все же, что она не обладает достаточной дистинктивной силой: «связь между звуком и значением» наличествует не только в звукоизобразительном (примарно мотивированном) слове, но и в любом незвукоизобразительном (не мотивированном примарно) слове, хотя бы уже в силу того, что два элемента, входящие в состав целостного множества, не могут не иметь между собою определенного рода связи. Пользуясь формулировкой «связь между звуком и значением», следует также иметь в виду, что она не совсем точна: для ЗИ-слова специфично то, что в широком плане звук связан со значением (лингвистический ярус) лишь постольку, поскольку он связан с мотивом (экстралингвистический ярус). Наконец, (и это весьма важно) непроизводное слово может с самого начала иметь значение, выходящее за пределы обычной для ЗИ сферы (звучаний и источники звучаний, кинемы, походка человека, форма объекта и т.д.), и тем не менее это слово звукоизобразительно в силу того, что его звуковой облик неслучаен и определен тем мотивом, который положен в основу номинации (ср. англ. miff «легкая ссора; вспышка раздражения»; мотив: кинема неудовольствия – с характерной гримасой в области губ и носа, откуда лабиальные и носовой в составе miff). Экстралингвистическая обусловленность плана выражения в ЗИ-слове приводит нас к тому, что рассматриваемая с точки зрения номинативного акта ЗИ есть не что иное, как общеизвестная фонетическая (примарная, изобразительная) мотивированность. Подчеркнем, что ЗИ есть специфическое и, более того, уникальное свойство данной системы; это свойство присуще ей одной и является ее дистинктивным признаком; эта уникальность и делает ЗИ концептом системы. Концепт обсуждаемой системы имеет ту особенность, что он представляет собою не просто свойство, а связь, отношение (между лингвистической и «естественной» экстралингвистической сущностями), выступающее как свойство, притом свойство системообразующее; это неудивительно, если принять во внимание естественные, отприродные корни человеческого языка.

Субстрат

Проблема элементов (единиц) ЗИС достаточно сложна, и попыток ее комплексного решения до настоящего времени не предпринималось. Связь между звуком и значением наиболее непосредственно и ощутимо проявляется на уровне признаков. По сравнению, например, с фонологической системой, где основной элемент – фонема (абстракция I ступени), в ЗИС основной элемент – фонемотип (абстракция II ступени). Категория фонемотипа выступает как основной инструмент исследователя и лингвистического яруса ЗИС и всей системы в целом, притом не только в синхронии, но и в диахронии, при этимологическом анализе на значительную «глубину». Очень важна также роль Ф-признакотипов. Основной же инструмент исследователя экстралингвистического (денотативного) яруса – категория Д-признакотипа, или мотивотипа.

Онтологические определения

Звукоизобразительная система есть та черта архисистемы языка, в словах которой наличествует необходимая, существенная, повторяющаяся и относительно устойчивая не-произвольная фонетически (примарно) мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком денотата (мотивом).
ЗИС подразделима на две подсистемы – звукоподражательную и звукосимволическую.
Центральный элемент ЗИС – звукоизобразительное слово. Последнее можно определить как слово, в котором наличествует необходимая, существенная, повторяющаяся и относительно устойчивая не-произвольная фонетически (примарно) мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком денотата (мотивом).
Тот факт, что ЗИ-слово представляет собою слово, звукоизобразительное в своей основе, по своему происхождению, имеет важнейшее (и до сих пор по достоинству не оцененное) значение.
Определяемая относительно своего центрального элемента – слова – звукоподражательная подсистема есть подмножество взаимосвязанных слов, фонетически (примарно) мотивированных звуком. Звукосимволическая подсистема есть подмножество взаимосвязанных слов, фонетически (примарно) мотивированных незвуком.
Сводя воедино эти определения подсистем, получаем определение ЗИС «изнутри» относительно его центрального элемента – слова:
Звукоизобразительная система есть множество взаимосвязанных фонетически (примарно) мотивированных слов.
Слово – центральный, но не единственный элемент ЗИС. Одна из важнейших особенностей ЗИС состоит в том, что в нее вовлекаются и элементы целого ряда других уровней – признаки фонем, фонемы, целый ряд морфем, микротексты. Поэтому наиболее полное онтологическое определение ЗИС (учитывающее также наше развернутое общесистемное определение) предстает в следующем виде:
Звукоизобразительная система есть множество элементов разных уровней архисистемы языка, (а) обладающих системообразующим свойством, которое заключается в наличии закономерной непроизвольной фонетически (примарно) мотивированной связи между фонемами слова и мотивами номинации, и (б) упорядоченных по совокупности отношений строения (синтагматических, парадигматических, иерархических),функционирования, порождения, развития и преобразования.

Фоносемантические закономерности
(фоносемантические универсалии)

Изучение фонетической (примарной) мотивации действительно приводит к установлению лингвистических универсалий – универсалий фоносемантических. Сама ЗИС (объект ФС), как и ее законы и закономерности, есть универсалогия. Фоносемантические универсалии мы выделяем в качестве самостоятельного вида лингвистических универсалий. Мы говорим также о фоносемантической типологии (типологии звукоизобразительных систем) как о самостоятельном разделе языковедческой науки. По существу, все предыдущее изложение было в значительной мере изложением и построением фоносемантической типологии. Последняя имеет целью выявить как изоморфизм ЗИ-событий различных уровней в языках мира, так и алломорфизм. Важнейшей единицей ФС является, как это было установлено в ходе настоящего исследования, фонемотип. Но фонемотип выступает в качестве основного инструмента изучения фоносемантической типологии. Фонемотип, как впрочем и целый ряд других категорий фоносемантической типологии, по своей сущности эвристичен, ибо он в неявной форме содержит вполне определенную программу исследования. Приведем примеры фоносемантических универсалий.
Абсолютные фоносемантические универсалии. ЗИ-слова образуют систему; между ЗИ-словом и денотатом существуют закономерные соответствия; экспрессивное слово всегда звукоизобразительно; межъязыковой изоморфизм ЗИ-слов определяется экстралингвистическим фактором – гомоморфностью звукоизобразительных слов объекту-денотату; точность звукоизображения в окказиональных звукоизобразительных словах выше, чем в узуальных; точность звукоизображения находится в обратной зависимости от сложности денотата; фонемы (звуки речи) обладают значением; значения фонем (звуков речи) есть фонетическое значение; изобразительная (фонетическая) мотивированность противопоставлена описательной; умножение звукового состава корня звукоизобразительного слова есть одно из средств интенсификации его значения; если известен мотивотип номинации, то предсказуем минимум один фонемотип в составе ЗИ-слова; если известны элементы (психо)акустического строения звучания-денотата и общие особенности структурирования звукоподражательных слов в данном языке, то предсказуема модель данного звукоподражательного слова; минимум один фонемотип в ЗИ-слове имеет природу, идентичную природе денотата; число классов и гиперклассов звукоподражательных слов постоянно и рано пяти; фонемы ЗИ-слова полифункциональны; элемент строения денотата может отражаться в ЗИ-слове более чем одним способом.
Признаки ЗИС и звукосимволического слова также, по существу, - универсалии.
Относительные фоносемантические универсалии: обозначения «большого» содержат открытый широкий интенсивный гласный; обозначения «малого» содержат закрытый узкий неинтенсивный гласный или палатальный согласный; обозначения «открытого», «широкого» содержат открытый широкий интенсивный гласный; обозначения «плоского» содержат открытый гласный, обозначения «скользкого», «гладкого» содержат плавный латеральный; обозначения «темного», «печального» содержат низкий (по тону) гласный; непейоративность связана с лабиальностью.

ИЗ ХРЕСТОМАТИИ
написать администратору сайта