Главная страница
Навигация по странице:

  • В универсум духовной культуры входят

  • Тема 1. ОСОБЕННОСТИ ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 1.1. Понятие науки. Познание и наука Познание

  • Обыденное, или житейское, знание

  • Наука как социальный институт

  • Главной особенностью научного знания является рациональность.

  • Другой особенностью научного знания является объективность.

  • Цель науки – открытие закономерностей и общих принципов.

  • 1.2. Проблема критериев научности

  • КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ. Концепции современного естествознания


    Скачать 365.74 Kb.
    НазваниеКонцепции современного естествознания
    АнкорКОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ.docx
    Дата12.04.2018
    Размер365.74 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаКОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ.docx
    ТипДокументы
    #15718
    страница1 из 17
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

    КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
    Место науки в системе духовной культуры

    Культура

    – это воплощение человеческих стремлений, переживаний и достижений, провалов и разочарований, это именно то, что отличает человека от животных. Культура представлена в различных продуктах материальной и духовной деятельности, в системе норм и учреждений, в духовных и материальных ценностях. Культура – это и результат человеческой деятельности, и сама деятельность. Создавая новые культурные ценности, человек преодолевает свою социальную и природную ограниченность. Культура имеет динамичный, развивающийся характер, причем развивается не только вся система в целом, но и ее отдельные компоненты.

    В культуре выделяют материальную и духовную сферы, которые различаются по способу воплощения результатов человеческих усилий. Материальная культура – это вся сфера материальной деятельности человека (орудия и предметы труда, жилища, одежда, предметы обихода, техника и т. п.). Понятием «духовная культура» обозначаются духовная деятельность людей, ее процесс, средства и результаты, т. е. сфера сознания, познания, воспитания и просвещения. Продуктом духовной деятельности являются идеи, представления, научные гипотезы, художественные образы, мифологические символы, моральные и правовые нормы, религиозные воззрения и т. п. Вместе с тем разделение на материальную и духовную культуру достаточно условно, так как все предметы материальной культуры являются воплощением идей и знаний, т. е. продуктом человеческого сознания, а явления духовной культуры всегда объективируются в материальных предметах – книгах, картинах, архитектурных сооружениях и т. п.

    В универсум духовной культуры входят

    наука, философия, искусство, религия, мифология, право, мораль.

    Основные компоненты духовной культуры называют также формами общественного сознания. Каждая из названных форм имеет собственный предмет, выделяемый из общего конгломерата культуры, специфический способ функционирования и выполняет конкретные социально-культурные функции. В любом компоненте духовной культуры можно выделить ценности и знания, однако их доля различна в науке и религии, философии и мифологии, искусстве и морали.

    Наука

    представляет собой один из важнейших компонентов духовной культуры, в котором познавательный элемент преобладает над ценностным, смысл науки и научной деятельности заключается в получении объективных знаний о мире. Однако наука – это не только система знания. Как элемент духовной культуры она представляет собой и систему деятельности огромного числа людей, и особый социальный институт. Особенности научного познания, специфика естествознания, концепции, создаваемые в различных научных дисциплинах и определяющие современную научную картину мира, – таковы основные темы, которые будут рассмотрены в настоящем курсе лекций.
    Тема 1. ОСОБЕННОСТИ ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
    1.1. Понятие науки. Познание и наука
    Познание

    обозначает последовательное движение к знанию. Термин «познание» может употребляться в разных смыслах. Во-первых, познание часто определяется как родовая сущностная способность человека, отличающая его от животных. В этом смысле познание – одна из способностей человека, которая помогает ему адаптироваться к реальности в условиях недостаточной биологической приспособленности к выживанию. Во-вторых, познание понимается как творческий процесс получения знаний. В этом смысле познание – это один из видов культурной деятельности, осуществляющийся как на уровне отдельного индивида, так и всего человечества. В-третьих, познание может приравниваться к знанию. В этом случае особая (познавательная) деятельность человека и ее результат отождествляются. Строго говоря, такое понимание термина «познание» не совсем корректно, однако в обыденной жизни мы часто не различаем понятия «познание» и «знание».
    Знание

    часто неправомерно отождествляется с истиной, вследствие чего возникают неверные определения знания:
    – знание – результат познания, характеризующийся сознанием истины;

    – знание – истинный познавательный образ, и др. Конечно, всякая истина есть знание, но не всякое знание

    есть истина, знание может существовать и в форме заблуждения. Понятие «знание» характеризует обладание человеком определенной информацией и частичную осознанность этой информации. Знание в форме заблуждения – это информация о том, чего нет в действительности, но что человек мыслит или представляет как существующее. Понятно, что знание в форме заблуждения не имеет отношения к истине, противостоит ей, но при этом остается знанием.

    Отождествление истинного и научного знания также неправомерно. Наука, ориентируясь на получение объективного истинного знания, включает в себя множество ложных, ошибочных или сомнительных идей. Неистинными или недоказанными являются гипотетическое научное знание, недоказанные теоремы, парадоксы и т. п. Однако такого рода знание, несмотря на свою возможную неистинность, не исключается из сферы науки. Именно за счет гипотетического, парадоксального знания, требующего дополнительной проверки и уточнения, происходит развитие науки. Истина может также существовать не только в виде научного знания, но и во вненаучной форме: в обыденном знании, религии, искусстве, философии и т. п. Наука представляет собой лишь один из способов постижения мира. Все виды знания как элементы духовной культуры равноценны и одинаково необходимы для понимания природы познавательной деятельности человека. Каждый из видов знания имеет собственные форму и содержание и существует независимо от других видов.
    Обыденное, или житейское, знание основано на повседневном опыте, согласовано со здравым смыслом и во многом с ним совпадает. Обыденное знание сводится к констатации и описанию фактов. По мере расширения универсума фактов, о которых знает человек, т. е. по мере развития науки, философии, искусства, сфера обыденного знания также расширяется и изменяется. Житейское знание выступает основой всех других видов знания, поэтому его значимость не следует преуменьшать.
    Художественное знание

    формируется в сфере искусства и в отличие от научного или философского знания не стремится быть доказательным и обоснованным. Формой существования этого вида знания является художественный образ. Главная особенность художественных образов – самоочевидность и убедительность независимо от любого доказательства. В искусстве в отличие от науки и философии допускается и даже приветствуется вымысел, поэтому тот образ мира, который создается искусством, всегда более или менее условен. Но вымысел используется именно для того, чтобы выразительнее предъявить какое-то объективное знание о реальности. Искусство интересует по большей части не природная, а культурная и человеческая реальность, которая в науке находит весьма ограниченное отражение. Если задача науки – вывести общие и необходимые закономерности, то задача искусства – сохранить и предъявить единичное и особенное и через них сказать что-то об общем. Искусство, опираясь на собственные средства, стремится осмыслить уникальное как своего рода квинтэссенцию реальности. Безусловно, познание – не главная функция искусства, поэтому художественное знание существует как побочный продукт художественного творчества. Однако полное отрицание познавательной ценности искусства было бы неверным.
    Мифологическое знание

    представляет собой синкретическое единство рационального и эмоционального отражения действительности. В мифологическом знании присутствуют данные наблюдений об окружающем мире, однако они не осмысливаются рациональным образом. Мифологическое знание представляет собой не столько объективное отражение действительности, сколько отражение переживаний людей по поводу этой действительности. Па первоначальных этапах развития человечества мифологическое знание играло значительную роль, обеспечивая стабильность первобытного социума и трансляцию значимой информации от одних поколений людей к другим. С помощью мифологического знания первобытный человек структурировал и моделировал реальность, т. е. в конечном итоге познавал ее. Первоначальная мифологическая классификация явлений послужила в дальнейшем основой возникновения рациональных форм знания – философии и науки.
    Сущностной характеристикой религиозного знания является его связь с верой в сверхъестественное и эмоционально-образным отражением действительности. Религия – это внутренне интегрированная система верований, чувств и действий, направленных на установление отношений со сверхъестественным. В религии акцент делается на веру, а не на доказательство и аргументацию. Результаты религиозного размышления формулируются в конкретных, наглядно-чувственных образах. Религия предлагает человеку верить, переживать и сопереживать, а не размышлять и делать выводы. Религиозное знание не предполагает какой-либо критики или проверки и представляет собой совокупность абсолютных ценностей, норм и идеалов, во всяком случае, религия называет их абсолютными. Однако, несмотря на обращение к эмоционально-чувственной стороне человеческой природы, любая развитая религиозная система имеет характер умопостигаемой мировоззренческой доктрины. Религия, будучи одним из вариантов ответа на вечные вопросы, представляет собственную версию картины мира.
    Главной особенностью философского знания является его рационально-теоретическая форма. В отличие от науки, дающей частные ответы на частные вопросы, философия представляет собой развернутый ответ на мировоззренческие вопросы, и поэтому ценностная составляющая принципиально неустранима из философского знания. На стадии формирования философское знание было тесно связано с научным. В античности философией назывался весь комплекс теоретических знаний, из которого затем выделились различные частнонаучные дисциплины. В современной философии существуют разделы, которые непосредственно связаны с научным знанием. Философия, так же как и наука, имеет эссенциалистскую направленность (направленность на сущность), в ней приветствуются логическая аргументация и доказательность выдвигаемых положений. С наукой философию сближает опора на рационально-теоретические методы исследования, выработка достоверных, общезначимых положений и принципов. И в науке, и в философии знание выражается в рациональной форме в виде понятий, суждений и умозаключений.
    Однако в отличие от философии научное знание не носит мировоззренческого характера, наука ничего не говорит человеку о его жизненных, экзистенциальных нуждах. Предметом научного исследования в гуманитарной, социальной или естественной сферах является только один из полюсов мировоззренческого отношения: либо человек, либо мир. Ни одна наука не стремится прояснить фундаментальное мировоззренческое отношение «человек – мир». Ни одна наука не решает вопроса о добре и зле, свободе и рабстве, истине и лжи, красоте и безобразности, хотя ее могут интересовать возможности человеческого сознания и воли, особенности восприятия эстетических форм или достоверное знание о физической реальности. Ни одна наука не выявляет универсальные связи действительности и не проясняет фундаментальные предпосылки бытия, она лишь дает частные знания о мире, на основе которых формируются всеобъемлющие мировоззренческие системы. Именно поэтому философское знание не следует отождествлять с научным.
    В современной культуре существует особый вид знания, которое объединяет в себе черты художественного, мифологического, религиозного и научного – квазинаучное.

    При этом квазинаучное знание является самостоятельным культурным явлением, несводимым к перечисленным выше формам. Квазинаучное знание представлено в мистике и магии, алхимии, астрологии, паранауках, эзотерических учениях и т. п. Квазинаучное знание выполняет специфические компенсаторные функции, позволяя человеку обрести психологический комфорт в быстро меняющейся и труднопредсказуемой реальности. Основная интенция научного знания – постижение действительности в форме объективности – для квазинаучного знания не характерна.
    Термин «наука» употребляется в следующих смыслах: особый род знания, обладающий собственными характеристиками, отличающими его от других видов;

    особый род деятельности по формированию такого знания;

    особый социальный институт, представленный различными организациями и учреждениями.

    Все эти значения термина «наука» совершенно правомерны и имеют право на существование. Науку можно рассматривать и как знание, и как деятельность, и как социальный институт.
    Наука как социальный институт

    представляет собой совокупность организаций и учреждений, в которых и через которые особая группа людей (научное сообщество) осуществляет свою деятельность – получение объективного знания, попутно решая иные, не познавательные задачи: политические, юридические, социальные и т. п.
    Наука как деятельность

    предполагает творческий процесс получения знания и направлена на раскрытие объективных законов по которым существуют природа, общество и человек. Паучная деятельность имеет и социальный аспект: выполнение разного рода социальных ролей и функций, напрямую не связанных с генерированием знания.
    Главной особенностью научного знания является рациональность.

    В науке новые сведения о реальности формулируются и выражаются в виде непротиворечивых принципов и законов. Представления о рациональности меняются от эпохи к эпохе, однако логическая непротиворечивость остается неизменной нормой и лежит в основании любой концепции рациональности.
    Другой особенностью научного знания является объективность.

    Наука стремится постигать действительность как можно более полно и точно, по возможности исключая субъективистские моменты. Требование объективности в случае гуманитарных и социальных наук имеет свою специфику, поскольку предметом наук о духе выступает культурная и человеческая реальность, постижение которой неизбежно содержит субъективные моменты. Однако субъективность и субъективизм – разные понятия, поэтому требование объективности, определенным образом трансформируясь, тем не менее сохраняется и в науках о духе (1.6).
    В отличие от обыденного знания научное знание не ограничивается констатацией фактов, а стремится их объяснить, т. е. имеет объяснительный характер.

    Научное знание является знанием доказательным.

    Наука имеет интенцию на обоснование своих положений, что роднит ее с философией. Это, однако, не отменяет того факта, что в научном знании существуют гипотезы, которые в дальнейшем могут быть опровергнуты, парадоксы, недоказанные теоремы и т. п.
    Наука за единичным и случайным стремится обнаружить общее и необходимое. Цель науки –

    открытие закономерностей и общих принципов.

    Что касается гуманитарного и социального познания, то здесь изменяется само представление о познаваемых закономерностях. Однако науки о духе также изучают общее и типичное, проявляющееся через индивидуальную деятельность человека.
    Особые задачи науки – это предсказание неизвестных фактов и явлений и определение тенденций развития уже известных. Предсказательная сила, или эвристичность, научных теорий – одно из важнейших свойств, по которым оценивается новое знание в науке.
    Особенностью научного знания является также его системная организованность.

    Все данные науки упорядочены в теориях и концепциях, которые согласуются друг с другом и с доминирующими в ту или иную эпоху мировоззренческими представлениями о бытии, человеке, возможном и невозможном и т. п.
    Научное знание существует на разных уровнях (эмпирическом, теоретическом, метатеоретическом) и отграничивается от других видов знания по ряду критериев.

    1.2. Проблема критериев научности

    Проблема критериев научности была сформулирована в философии неопозитивизма в 1920-1930-е гг. До этого времени ответ на вопрос о критериях научности ограничивался констатацией того, что научное знание есть знание логически проработанное, ясное, отчетливое и подтверждаемое опытом. Содержательное наполнение этих положений привело к пониманию нетривиальности проблемы и невозможности обнаружить однозначные формально-логические критерии отграничения научного знания от ненаучного. Проблема критериев научности напрямую связана с проблемой рациональности. Поиск критериев научности одновременно означает определение критериев научной рациональности.
    В 1920-е гг. философами-неопозитивистами была предложена верификационная концепция научного знания. В качестве критерия отграничения научного знания от ненаучного неопозитивисты рассматривали верификацию, т. е. опытную подтверждаемость. Научные высказывания осмысленны, поскольку могут быть проверены на соответствие опыту, неверифицируемые высказывания бессмысленны. Научные положения тем лучше обоснованы, чем больше подтверждающих эти положения фактов. С помощью процедуры верификации неопозитивисты предполагали очистить науку от всех неосмысленных высказываний, построить идеальную с точки зрения логики модель науки. Очевидно, что в неопозитивистской модели наука сводилась к эмпирическому знанию, высказываниям о фактах, подтверждаемым опытом.
    Верификационная концепция научного знания сразу же после появления была подвергнута критике. Суть критических положений сводилась к утверждениям о том, что наука не может развиваться только на основе опыта, так как предполагает получение и таких результатов, которые несводимы к опыту и напрямую из него невыводимы. В науке существуют высказывания о фактах прошлого, формулировки общих законов, которые не могут быть проверены с помощью критерия верификации. Кроме того, сам принцип верифицируемости неверифицируем, т. е. его следует отнести к разряду бессмысленных, подлежащих исключению из системы научных высказываний.
    К. Поппер в своей концепции критического рационализма предложил иной критерий отграничения научного знания от ненаучного –фальсификацию.

    Теоретическая позиция критического рационализма складывалась в полемике с неопозитивизмом. Так, К. Поппер утверждал, что научное отношение – это прежде всего критическое отношение. Испытание гипотезы на научность должно заключаться не в поиске подтверждающих фактов, а в попытках опровержения. Фальсифицируемость, таким образом, приравнивается к эмпирической опровержимости. Из общих положений теории выводятся следствия, которые могут быть соотнесены с опытом. Затем эти следствия подвергаются проверке. Опровержение одного из следствий теории фальсифицирует всю систему. «Не верифицируемость, а фальсифицируемость системы должна считаться критерием демаркации. От научной системы я требую, чтобы она имела такую логическую форму, которая делает возможным ее выделение в негативном смысле: для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом», – утверждает К. Поппер. По его мнению, науку следует понимать как систему гипотез, догадок и предвосхищений, которые используются до тех пор, пока выдерживают эмпирическую проверку. «Высказывания или системы высказываний содержат информацию об эмпирическом мире только в том случае, если они обладают способностью прийти в столкновение с опытом, или более точно – если их можно систематически проверять, т. е. подвергать проверкам... результатом которых может быть их опровержение», – пишет К. Поппер.
    Таким образом, К. Поппер предлагает анализировать науку на теоретическом уровне, как целостную систему, а не заниматься подтверждением отдельных высказываний. Любая теория, по его мнению, если она претендует на статус научной, должна в принципе опровергаться опытом. Если теория построена так, что она в принципе неопровержима, то ее нельзя считать научной.

    Критерий фальсификации в свою очередь был подвергнут критике. Утверждалось, что принцип фальсифицируемости недостаточен, поскольку неприменим к тем положениям науки, которые не поддаются сопоставлению с опытом. Кроме того, реальная научная практика противоречит требованию немедленного отказа от теории, если обнаружен единственный противоречащий ей эмпирический факт. Как считает М. Полани, «ученые сплошь и рядом игнорируют данные, несовместимые с принятой системой научного знания, в надежде, что в конечном счете эти данные окажутся ошибочными или неотносящимися к делу. Самые упрямые факты будут отодвинуты в сторону, если для них нет места в уже сформировавшейся научной системе». Опровержение теории – результат не столько ее фальсификации, сколько вытеснения другой теорией, лучше объясняющей факты.

    Дальнейшее развитие темы демаркации научного и ненаучного знания шло по линии критики установки на поиск однозначного формально-логического критерия, позволяющего определить границы научности. В качестве нового решения этой проблемы было предложено рассматривать науку не только на эмпирическом и теоретическом, но и на метатеоретическом уровне, на котором задаются содержательные нормы и стандарты научности, зависящие от господствующего в данную конкретную эпоху мировоззрения (1.3).
    Для обозначения метатеоретического уровня науки Т. Куном было введено понятие «парадигма».
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
    написать администратору сайта