Главная страница
Навигация по странице:

  • Перспективы развития межфирменных сетей на рынке страхования России

  • Приложение РИСКИ РЕЙДЕРСТВА В СТРАХОВОЙ СФЕРЕ

  • Сергея Лялина

  • ТЕХНОЛОГИИ ЗИЩИТЫ СТРАХОВОГО БИЗНЕСА ОТ УГРОЗ РЕЙДЕРСТВА НЕДРУЖЕСТВЕННОГО ЗАХВАТА И ГРИНМЕЙЛА

  • СтрахованиеУчПос2012. Страхование


    Скачать 0.59 Mb.
    НазваниеСтрахование
    АнкорСтрахованиеУчПос2012.doc
    Дата15.05.2018
    Размер0.59 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаСтрахованиеУчПос2012.doc
    ТипУчебное пособие
    #17328
    страница7 из 8
    1   2   3   4   5   6   7   8

    Виртуальная организация на рынке страхования

    Рассмотрим особенности виртуальной организации на рынке страхования России на примере страхового пула (Рис. 7).

    Страховой пул1 – объединение страховых компаний для совместного страхования определенных видов рисков (опасных, крупных или новых, малоизвестных). Страховой пул определяется как добровольное объединение страховщиков, не являющееся юридическим лицом, создаваемое на основе соглашения между ними в целях обеспечения финансовой устойчивости страховых операций на условиях солидарной ответственности его участников за исполнение обязательств по договорам страхования, заключенным от имени участников страхового пула.

    В основе создания страхового пула лежит соглашение между участниками. Соглашение определяет следующие характеристики пула:

    - предмет деятельности;

    - виды страхования и имущественные риски, принимаемые пулом на страхование;

    - условия, порядок заключения и исполнения договоров страхования, заключаемых от имени участников пула;

    - взаимные обязательства участников и порядок взаимодействия между ними.

    Соглашение определяет также финансовые критерии, которым должны удовлетворять претенденты на участие в страховом пуле, в частности, минимальный размер оплаченного уставного капитала и иных собственных средств. Все страховые компании, вступившие в пул, должны руководствоваться едиными правилами страхования и едиными тарифами.


    Рис. 7. Взаимодействие в рамках страхового пула
    Данная форма межфирменной сети демонстрирует, что партнерство с компаниями-конкурентами может быть выгодным, если, например, обнаруживается недостаток ресурсов.

    Виртуальная организация в виде страхового пула полицентрична (партнеры в основном имеют примерно равные права) и открыта, либо ставятся не слишком высокие барьеры входа, поскольку нужен определенный уровень надежности для достижения стабильности, например, страховщик, вступающий в пул, должен иметь лицензию на проведение соответствующих видов страхования. В рамках страхового пула индивидуальные партнеры создают стабильную и в значительной степени основанную на доверии сетевую структуру. Страховой пул способен покрывать широкий спектр компетенций, в то время как каждый его участник концентрирует усилия на отдельных ключевых компетенциях.

    Формирование пула носит стратегический, долгосрочный характер. В случае появления нового потребителя образуется новый проект для выполнения его конкретного заказа. Эти временно создаваемые из участников пула сети носят краткосрочный характер, формируются очень динамично, т. е. состав партнеров варьируется от заказа к заказу.

    Р. Майлз и Ч. Сноу отмечали, что динамическая сеть нуждается в координаторе, центральной управленческой единице, получившей впоследствии название «сетевого брокера». На практике данным «сетевым брокером» является координатор пула. Наблюдательный совет или собрание руководителей страховых компаний - участников пула или уполномоченных ими лиц выбирает из своих членов председателя и его заместителя и проводит заседания по мере необходимости, но не реже одного раза в год. Далее избирается координатор пула (исполнительный комитет), выступающий в роли исполнительного органа управления пулом.

    Его задачи состоят в том, чтобы готовить вопросы к рассмотрению наблюдательным советом, осуществлять контроль за соблюдением решений, а также учет принятых изменений и дополнений к соглашению о страховом пуле, вести статистический учет по всем договорам страхования, обеспечивать участников пула необходимой информацией, вести всю документацию.

    Страховой пул как виртуальная организация является особенно привлекательным для малого и среднего бизнеса, так как подразумевает соединение и совместное использование ресурсов с целью увеличения общей конкурентоспособности.

    Все чаще в качестве равноправной и даже предпочтительной альтернативы выступают описанные выше формы квазиинтеграции, позволяющие осуществлять координацию ресурсов, снижать уровень неопределенности, наращивать свой потенциал и добиваться большей гибкости.

    Перспективы развития межфирменных сетей
    на рынке страхования России

    Сложившаяся к настоящему моменту институциональная структура российской экономики характеризуется очевидными тенденциями к интеграции экономических агентов, однако формы, в которых происходит интеграция, чрезвычайно далеки от описанных выше сетевых взаимодействий, отличающихся высокой результативностью.

    Слабости системы формальных правил и механизмов принуждения к их выполнению, в частности, невозможность решения задачи обеспечения правомочий собственности, привели к доминированию неформальных механизмов экономической деятельности. Но эти механизмы нацелены не на результативное комбинирование ресурсов и ключевых компетенций, а на скрытое перераспределение собственности. Если в обществах с высоким уровнем социального доверия сети значительно выигрывают с точки зрения общественной эффективности по сравнению с интеграционными объединениями классического типа, то в условиях современной институциональной среды в России уровень социального доверия чрезвычайно низок, и достижение соответствующего уровня общественной эффективности затруднено. Поэтому вертикально интегрированные структуры, основанные на контроле над собственностью, оказываются пока предпочтительными. На большинстве российских отраслевых рынков усиливается концентрация собственности, при одновременном распространении различных интеграционных объединений хозяйствующих субъектов, основной характеристикой которых является неформальный характер межфирменных связей и отношений.

    При этом все государственное регулирование нацелено, прежде всего, на интересы крупных вертикально-интегрированных структур сырьевого сектора, при отсутствии четких программ поддержки новых форм интеграции и других перспективных отраслей и секторов экономики.

    Что касается организации крупного бизнеса, то большинство отечественных корпораций имеют холдинговую или унитарную форму. В такой ситуации их переход к сетевой форме организации бизнеса представляется преждевременным, поскольку не сформировались необходимые предпосылки внутри фирм, не готовы руководители и персонал, хотя и сегодня есть отрасли и компании, которые развиваются быстрее и более других включены в глобальную экономику. Наиболее благоприятные предпосылки для развития сетей имеют компании, уже внедрившие современное программное обеспечение, имеющие профессиональный топ-менеджмент и развитую корпоративную культуру.

    В настоящее время развитие межфирменных сетей в российской экономике сталкивается со значительным числом сложностей, связанных со спецификой институциональной среды, обусловленной предшествующей траекторией развития.

    Одним из крупнейших недостатков современного страхового рынка в России является его «феодализация» — закрепление за одной или несколькими страховыми организациями больших секторов страхового рынка. Этот процесс происходит путем:

    - введения административных ограничений конкуренции со стороны местных или федеральных органов власти;

    - создания крупными корпорациями и финансово-промышленными группами собственных страховых организаций.

    Феодализация страхового рынка особенно развита в топливно-энергетическом комплексе и на железнодорожном транспорте.

    Еще одной проблемой, сдерживающей развитие российского страхового рынка, являются законодательные ограничения и уровень налогов. По налогообложению страховые организации приравнены к банкам и соответственно платят налог на прибыль. Строго контролируется инвестиционная деятельность СК, что затрудняет их вложения в реальный сектор экономики.

    Можно выделить ряд позиций, при воздействии на которые государство косвенно помогает развитию межфирменных сетей: технологическое развитие, человеческий капитал, уровень доверия в обществе, степень неопределенности и горизонт планирования бизнеса. Современные формальные институциональные устройства должны разрабатываться таким образом, чтобы оставалась возможность для их быстрой адаптации к непредвиденным обстоятельствам посредством спонтанного развития неформальных правил.

    Перспективы дальнейшего развития интеграционных процессов банковского и страхового сегментов рынка финансовых услуг, а также разработка и предоставление ими новых финансовых продуктов, таких как комплексное страхование банковских рисков, страховая защита рисков вкладчиков банка, связанных с невозвращением вклада и др., зависят от ряда макро- и микроэкономических факторов. В первую очередь необходимо создание системы государственного регулирования (правового и макроэкономического) функционирования и развития банковско-страховых структур.

    Наиболее явной перспективой развития межфирменных сетей на рынке страхования России является усиление взаимосвязей с иностранными компаниями, которые рассматривают варианты входа на рынок России, учитывая огромный потенциал российского страхового рынка. Однако, принимая во внимание сложность рынка, иностранные компании будут ориентироваться на стратегию входа через создание совместных предприятий с последующим постепенным наращиванием своей доли. Обладая значительным опытом работы, отлаженными технологиями и бизнес-процессами, зарубежные страховщики имеют возможность в короткие сроки наращивать рыночную долю.

    В последнее десятилетие национальные рынки страховых услуг в различных странах активно развиваются по пути создания интернационального страхового пространства, причем тенденции к интеграции затронули все слои страхового бизнеса.

    С феноменом межфирменных сетей связаны не только заметные качественные изменения, произошедшие в практике бизнеса и в структуре многих отраслей за последние десятилетия, но и перспективы конкурентоспособности компаний, регионов и страны на длительный период в будущем.

    Расширению страхового бизнеса за национальные пределы и развитию тенденции глобального объединения на страховом рынке способствуют несколько объективных факторов, и прежде всего, нивелирование культурных и экономических границ между странами и создание единого информационного, экономического и культурного пространства, что ведет к расширению как партнерства, так и зарубежных представительств страховых организаций и, соответственно, установлению более тесных контактов между национальными рынками.

    Кроме того, процессу интеграции страхового бизнеса оказывает содействие либерализация режима международного обмена страховыми услугами: открывается доступ на развивающиеся страховые рынки, внедряются актуальные страховые технологии наиболее развитых транснациональных компаний.

    И, наконец, техническими предпосылками для расширения страхового бизнеса за пределы национальных границ служит активное развитие глобальных коммуникационных и информационных систем.

    В условиях интеграции рынка страховых услуг усиливается конкуренция между крупнейшими транснациональными страховыми компаниями, что побуждает страховщиков внедрять новые формы и методы конкурентной борьбы: разработку новых страховых продуктов, сращивание страхового, банковского и финансового капиталов.

    Квазиинтеграция страхового, банковского и финансового капитала осуществляется для повышения конкурентоспособности, с одной стороны, с дру­гой - для универсализации обслуживания кли­ентов и использовании сети продаж страховых услуг для продаж банковских услуг и наоборот, а также появлением новых финансовых услуг, призванных обеспечить страховую защиту страхователей.

    В настоящее время сети превращаются в инструмент целенаправленной координации деятельности участников рынка. Необходимо учитывать, что компании нередко конкурируют не с отдельными фирмами, а сетями, обеспечивающими своим участникам дополнительные конкурентные преимущества.

    Тот факт, что в настоящее время межфирменные сети в России еще не получили должного развития, вероятно, обусловлен невысокой эффективностью взаимоотношений и межфирменных сетей вследствие низкого уровня взаимного доверия и склонности фирм к интеграции, а также их слабой взаимозависимости.

    Развитие межфирменных сетевых взаимодействий в российской экономике является требованием времени, оно могло бы существенно улучшить конкурентоспособность крупных компаний и , что еще более важно, способствовать использованию потенциала малого и среднего российского бизнеса, а также способствовать одновременно усилению позиций и крупного, и малого и среднего российского бизнеса.

    В последние 25 лет сетевой принцип организации стал одним из символов общемировых революционных изменений в управлении конкурентоспособными компаниями. Его суть состоит в замене многоуровневых иерархий сетями фирм, координируемых рыночными механизмами вместо административных. Рост их популярности привел к тому, что говорится о смене стратегического управления на стратегическое «сетеобразование».

    Существование и распространение межфирменных сетей свидетельствует о том, что реальное многообразие вариантов координации экономической деятельности уже вышло за пределы традиционного дихотомического противопоставления, заключающегося в том, что у этой координации могут быть лишь две основы: рыночная, либо административная.

    Поскольку деловая этика в России находится еще на весьма низком уровне, зачастую лишь жестко формализованный контракт или способность одной из сторон оказывать определенное влияние на партнера и контролировать процесс реализации контракта могут гарантировать выполнение им обязательств. Поэтому многие компании стремятся сформировать вокруг себя устойчивые взаимоотношения с другими участниками стоимостной цепочки для получения контроля над одним или несколькими из ее элементов. Подобное взаимодействие часто приводит к координации деятельности двух и более фирм, а в отдельных случаях даже к изменению всей производственной системы или самого продукта.

    Кроме того, на определенном этапе развития фирмы тесная кооперация с партнерами, как в решении оперативных вопросов, так и в выработке совместного направления дальнейшего развития, становится насущной необходимостью, и фирма привлекает их к разработке и реализации совместной стратегии.

    Таким образом, можно выделить следующие основные цели и межфирменных сетей в России: получение доступа к информации, обеспечение контроля над одним (или несколькими) элементами стоимостной цепочки, реализация совместной стратегии партнеров в рамках взаимоотношений/межфирменной сети.

    Стремясь избежать трансакционных издержек, фирмы начинают отклоняться от «чистых» стратегий использования собственных ключевых ресурсов. Выражением этого становится одновременное осуществление ими нескольких видов деятельности, многие из которых заведомо не относятся к зоне основной компетенции.

    Репутация фирмы стала необходимым условием для ее вхождения в сеть. Таким образом, в основе долгосрочного сотрудничества лежат не только личные связи, но и стабильность рыночных позиций фирм и взаимное выполнение обязательств.

    Среди основных причин, способствующих долгосрочному сотрудничеству между фирмами, также следует выделить направленность компаний на последовательное всестороннее поддержание взаимоотношений с партнерами и осуществление постоянных и стабильных поставок/заказов.

    Взаимодействие фирм в рамках межфирменной сети предоставляет им доступ к внешним ресурсам, а также к уникальной информации, и чем больше ресурсов и информации становятся общим достоянием всех участников сети в результате обмена между ними, тем сильнее ее рыночные позиции. Интенсивность и масштаб подобных обменов непосредственно влияют на стабильность сети, особенно в долгосрочном плане.

    Так, процесс интенсивного обмена информацией с поставщиками может способствовать разработке нового продукта. Степень информированности компании о соответствии ее продукта потребностям потребителя, в свою очередь, не только содействует процессу дальнейшего усовершенствования продукта, но и существенно снижает вероятность возможной конкуренции со стороны других компаний.

    Несмотря на значительное число позитивных оценок, Шерешева М.Ю. подчеркивает ряд проблем, связанных с развитием гибридных форм. Фирмы часто переоценивают возможности получения выгод от сотрудничества и заранее излишне оптимистичны относительно преимуществ.

    Неудачи справедливо соотносятся с ошибками в выборе оптимальной альтернативы организации бизнеса, обусловленными недооценкой известных недостатков сетевых структур, к которым относят, в частности:

    - опасность излишнего усложнения, вытекающая из разнородности участников, неясности в отношении членства, неопределенности в планировании для членов сети (этот недостаток может быть успешно преодолен при наличии эффективно управляемой центральной компании);

    - чрезмерная зависимость от кадрового состава, риски текучести кадров;

    - «дефицит» самообеспечения (ресурсами, информацией и т.д.) и мотивации участников в сети, что может служить тормозом развития. Представляется, что этот недостаток в первую очередь присущ сетям, формирующимся вокруг крупных компаний по их инициативе;

    - риск чрезмерной зависимости от центра, отмечая, однако, что этим рискам могут противостоять взаимные связи, симметричное влияние и сближение сегментов сети.

    Отмечается, что совместный контроль не является универсальным принципом эффективного распределения прав контроля между заинтересованными лицами. Разнородность интересов партнеров совместного предприятия отрицательно сказывается на его эффективности. Конфликты интересов среди партнеров создают недоверие и ведут к тупикам в процессе принятия решений. Такие тупики могут быть объяснены асимметрией информации, но могут возникнуть и вследствие недостатка средств у некоторых из сторон для компенсационных платежей, сопутствующих балансировке интересов.

    Участники, не испытывающие доверия друг к другу, смогут взаимодействовать лишь в рамках системы формальных правил и положений, которые нужно постоянно вырабатывать, согласовывать, отстаивать в суде, а потом обеспечивать их соблюдение, в том числе и с помощью мер принуждения. Все эти правовые приемы, заменяющие доверие, приводят к росту того, что экономисты называют “трансакционными издержками”. Иначе говоря, преобладание недоверия в бизнес-группе равносильно введению дополнительного налога на все формы экономической деятельности, от которого избавлены сети с высоким уровнем доверия.

    В мире асимметричной информации и неполных контрактов доверие оказывается своего рода катализатором экономической активности. Если одна сторона более информирована, чем другая, и знает о своем информационном преимуществе, у нее возникает «моральное искушение» воспользоваться своим преимуществом. Менее информированной стороне приходится расходовать средства на получение дополнительной информации, на разработку более сложных контрактов, на страхование сделок. Доверие уменьшает потребность в такого рода расходах. Оно, в частности, ведет к более широкому предоставлению торговых кредитов.

    Источниками доверия выступают:

    - дружественные отношения, возникшие из длительного взаимодействия;

    - этические ценности и нормы, что разделяются партнером и порождают предсказуемое и заслуживающее доверия поведение;

    - интересы, когда доверие к контрагенту основывается на оценке его выгод и потерь от ослабления партнера.

    Исходя из источников доверия, выделяют два его типа.

    Персональное (личное) довериеосновывается на репутации партнера или на собственном опыте делового сотрудничества с ним (первые два источника доверия). Даже привлечение адвокатов, не говоря уже об обращении в суд, сигнализирует об ослаблении персонального доверия.

    Расчетливое довериек партнеру обеспечивается анализом его мотиваций, высокой заинтересованностью партнера в добросовестном выполнении своих обязательств (третий источник доверия) [16].

    Хотя дискриминация младших партнеров по группе обычно встречается в структурах пирамидального типа, от реального неравенства партнеров не застрахованы и сети. Децентрализация производства не всегда влечет за собой децентрализацию власти: когда крупные фирмы реорганизуют самые основы своей производственной деятельности на основе специализации и даже аутсорсинга, контроль за принятием важнейших решений по-прежнему остается централизован.

    Существуют опасения, что принципы глобального сетевого производства усугубляют неравенство на рынке труда и освобождают фирмы от контроля и регулирования со стороны национальных правительств [18].

    По сравнению с пирамидальными структурами, сетевые гораздо легче идут на дезинтеграцию или другие изменения. Такая гибкость, готовность к обновлению связей с учетом новых возможностей – одно из основных достоинств сетей. Однако, хотя и в меньшей мере, чем при жестких вариантах интеграции и ФПГ, угроза неоправданной инерционности связей присутствует и при сетевой их организации.

    Сеть порой оказывается жертвой собственного успеха. Когда повторяющийся обмен становится достаточно интенсивным, он может обратиться против самой организации и привести к явлениям консерватизма в сетевых связях. Отлаженные отношения с партнерами по уже устоявшейся сети способны затормозить обновление ее конфигурации. Таким образом, сетевой характер связей не является надежной страховкой от их инерционности.

    Основной вывод заключается в том, что сети, с одной стороны, облегчают, а с другой стороны, ограничивают доступ к ресурсам. Для жизнеспособности сетей принципиально важны разнообразие связей и наличие слабых связей.

    Причиной провала сети может послужить и отсутствие в ней акционерных связей. Они, как уже отмечалось применительно к ФПГ, играют существенную роль в ускоренном развитии нового производства за счет широкого привлечения заемных средств. С этой точки зрения, сетевое производство может оказаться несостоятельным в силу своей неспособности финансировать инвестиции, необходимые для достижения экономии от масштаба в процессе производства.

    Слабость акционерных связей между образующими сеть фирмами чревата сохранением значительного расхождения интересов между ними. Как следствие, изъяном сетевой структуры может оказаться не столько инерционность, сколько низкая устойчивость, затрудняющая реализацию исходных замыслов интеграции. Наглядной иллюстрацией здесь служит судьба многих стратегических альянсов.

    Принято выделять следующие недостатки сетевых структур:

    - отсутствие регулирующей функции структуры организации,

    - сложность обеспечения в условиях существования асимметрии информации равной информацией всех участников сети,

    - чрезмерная зависимость от кадрового состава,

    - чрезмерное усложнение отношений, вытекающее из разнородности членов сети,

    - высокая зависимость как от рынка, так и от ресурсов.

    Одним из недостатков сетевых компаний является то, что в ни предпочтение отдается специализации, концентрации на ключевых компетенциях, тогда как совместные тенденции развития ориентируют компании на многоплановую квалификацию общего профиля. Кроме того, при сетевых структурах возникает чрезмерная зависимость от кадрового состава, возрастают риски, связанные с текучестью кадров.

    Главным источником нестабильности сети является существенное расхождение целей. Общая цель сетевого взаимодействия всегда, хотя бы отчасти, вступает в противоречие с индивидуальными целями экономических агентов. Чтобы предотвратить острый конфликт целей, интересы участников должны быть сбалансированы. В ряде эмпирически наблюдавшихся случаев достижение консенсуса оказывается невозможным. Если даже призванному на помощь внешнему арбитру не удается найти приемлемое решение, то происходит распад сети.

    Нарушение баланса между сетью и иерархией создает риски фрагментации разных сфер деятельности и сегментов социально-экономических систем. К рискам распада сети относятся изменение целей ее участников, стремление к достижению монопольного положения, слабая централизация и управляемость, возможность манипулирования интересами участников сети с целью достижения каких-либо преимуществ. Главным источником нестабильности сети выступает наличие разных целей участников сети.

    Пределы эффективности сетевого взаимодействия:

    1. Во-первых, это локальность, связанная с ограниченным числом участников сети;

    2. во-вторых, это структурная однородность (подобие узлов и связей) на основе социальной идентичности участников;

    3. в-третьих, это наличие сетевых норм и механизмов принуждения к их исполнению. Специфику норм сетевого взаимодействия определяет характер доверия.

    Локальность сетевых взаимосвязей имеет объективную природу, обусловленную социальной однородностью состава участников сетей на основе использования специфических ресурсов. Характер сетевых взаимосвязей обусловлен логикой использования подобных ресурсов. Например, объединение ресурсов человеческого капитала предполагает обмен знаниями, информацией, умение их обрабатывать, интерпретировать и применять. Это требует социального подобия участников сети и формирования однородных узлов и связей. Неформальные нормы вырабатываются на основе социальной однородности участников сделок, соответствии сторон друг другу. Поэтому сеть представляет собой более или менее закрытую полицентрическую структуру в зависимости от состава участников, характера используемых ресурсов, норм и правил их использования.

    Постконтрактный оппортунизм регулируется принуждением к выполнению условий контракта за счет выработки коллективных санкций к нарушителям, а также путем угрозы для репутации, потери партнеров. Растет ценность повторяющихся трансакций с одними и теми же участниками. Это соответствие ведет к формированию взаимного доверия между сторонами сделки.

    Принципиальное значение для успешной деятельности межфирменных сетей имеют доверительные отношения между партнерами, то есть таких отношений, когда каждая из сторон может быть уверена, что другая не предпримет никаких действий, которые способны привести к негативным последствиям для другой стороны. Именно доверительность отношений обусловливает эффективность взаимодействия и между партнерами.

    В мире асимметричной информации и неполных контрактов доверие оказывается своего рода катализатором экономической активности. Оно, в частности, ведет к более широкому предоставлению торговых кредитов, что обеспечивает экономию оборотных средств. Когда новая фирма создается в рамках бизнес-группы с хорошей репутацией, на эту фирму в определенной мере переносится и репутация породившей ее группы.

    Уровень доверия важен для устойчивого функционирования и обеспечения результативности сети, поскольку при наличии этого признака становится возможным исполнение даже очень сложных трансакций, предусматривающих высокую специфичность активов. В этом случае достигается значимое снижение издержек контроля: вместо того, чтобы выстраивать изощренные системы мер безопасности, партнеры развивают взаимные экономические и/или персональные связи. При этом они постулируют свои долгосрочные интересы в партнерстве и постепенно «нарабатывают» свои собственные правила и нормы поведения.

    Экономические взаимосвязи наиболее устойчивы между фирмами, банками и компаниями, включенными в сетевые структуры, образованные на основе интеграции капитала, финансовых технологий, общей информационно-аналитической базы и доверительных отношений.

    Специфика институциональной среды способствовала тому, что постепенно в рамках страховых групп начали складываться (прирастали посредством слияний и поглощений, обмена паями и акциями) собственные хозяйственно-финансовые структуры, включающие банк, инвестиционно-банковские подразделения, консалтинговые центры, информационные базы данных по клиентам и рискам и т.д. Российский страховой рынок отличается острым недостатком стратегической информации вследствие непрозрачности и неопределенности форм собственности и неразвитости коммуникационной инфраструктуры.

    Число независимых организаций, обеспечивающих потребителей надежной информацией, невелико, а эффективность государственных организаций в этой сфере, к сожалению, недостаточна, неудовлетворительно функционирует современный арбитражный механизм компенсации потерь, возникающих в случае невыполнения контрактов. В этих условиях, объединяясь и формируя общее информационное поле, страховые группы, страховые пулы, финансовые корпорации нацелены на снижение трансакционных издержек.

    В России, где интегрированные бизнес-структуры формируются на основе уже сложившихся крупных производственных комплексов, банков и страховых компаний, меры государственного регулирования следует направить на поддержку комплексной и общей концентрации. Важным фактором активной институционализации российского частного капитала является создание благоприятных макроэкономических условий для динамики его накопления (расширенного воспроизводства). Крупным предприятиям страховой отрасли легче решить вопросы, связанные с созданием устойчивой филиальной сети, обеспечивающей экспорт страховых и финансовых услуг.

    Интегрированным финансовым и финансово-промышленным структурам в перспективе будет принадлежать важнейшая роль в институционализации частного капитала в России. Принципы данной формы добровольного объединения регулируются законодательно, т.е. на формальной основе, хотя, как показывает практика, роль неформальной стороны возникающих здесь взаимодействий также остается весьма высокой.

    Во-первых, предстоящее вступление России в ВТО и уже состоявшееся открытие рынка для европейского капитала, безусловно, ускорили процессы: слияния и поглощения на страховом рынке, интеграции и информационного взаимодействия.

    Во-вторых, усилилось давление международных страховых групп и альянсов на российский рынок в связи с отмеченной позитивной динамикой роста сбора страховых премий и стабилизацией экономики. В-третьих, страхование по своей природе является транснациональным бизнесом, поэтому национальные страховые системы не могут функционировать без интеграции в мировое страхование. Это подтверждается большим объемом перестраховочных операций, которые сегодня транслируются на мировой рынок иностранным партнерам. В-четвертых, российский рынок страховых услуг еще относительно молод, его операторам необходимо развивать сети, чтоб выстоять в конкурентной борьбе на внутреннем рынке.

    В связи с недостаточной институциональной подготовленностью к восприятию новых финансовых институтов представляется целесообразным введение промежуточных форм институционального взаимодействиямежду субъектами страховых отношений, укрепляющих устойчивость и конкурентоспособность российских страховых компаний, например формирование совместного страхового пула, основанного на взаимодействии страховых организаций СНГ.

    На российском страховом рынке положение центральных компаний соответствует уровню интеграции горизонтальных объединений по признаку собственности. Каждая страховая компания группы имеет независимых друг от друга собственников и, соответственно, обособленный менеджмент. Таким образом, темпоральный фактор объединения бизнеса низкий. Поэтому на рынке не отмечается быстрого продвижения от самых «мягких» форм интеграции к более жестким (и более эффективным) − финансовым корпорациям.

    В современных российских условиях специфика отношений внутри таких неформальных альянсов, как правило, сводится к соблюдению определенных совместной договоренностью «кодексов поведения», то есть выполнению норм и правил действий в отношении партнеров-членов альянса.

    Приложение
    РИСКИ РЕЙДЕРСТВА В СТРАХОВОЙ СФЕРЕ
    (ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ И ПРОГНОЗНЫЕ ОЦЕНКИ РИСКОВ. ТЕХНОЛОГИИ ЗИЩИТЫ СТРАХОВОГО БИЗНЕСА ОТ УГРОЗ РЕЙДЕРСТВА, НЕДРУЖЕСТВЕННОГО ЗАХВАТА И ГРИНМЕЙЛА)
    (Из доклада заместителя директора по экономической безопасности ОАО Страховая группа «Межрегионгарант» Сергея Лялина на заседании комиссии по мониторингу и противодействию противоправным поглощениям предприятий комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности 24 января 2008 года).
    Доклад носит вероятностный и прогнозный характер, основан на собственном 15-летнем опыте и довольно скудной статистике страхового рынка.
    В России сегодня от более масштабного посягательства на чужое имущество рейдеров сдерживает в основном лишь неразвитость системы экспертной оценки всех имеющихся на национальном экономическом пространстве активов, в том числе нематериальных.

    Любой хозяйствующий субъект рынка может стать мишенью рейдерского захвата. Для профильных специалистов не вызывает затруднений составить карту рейдерских рисков, определив с большой вероятностью время, место, метод и способ, цели, масштабы негативных последствий как для жертвы нападения, так и, как следствие, для отраслевых и государственных интересов.

    Корпоративная этика не позволяет вести публичный диалог от лица всего страхового сообщества, однако рассматриваемые риски нельзя не признать злом всеобщего характера; они имеют вероятностно-хаотичную избирательность в отношении любого собственника – участника рынка. В связи с этим выявление рисков утраты имущества и бизнеса в непроизводственной сфере является профессиональным долгом любого представителя отрасли страховой безопасности.

    До настоящего времени рейдерским атакам подвергаются, прежде всего, собственники ликвидных или легко перепрофилируемых материальных активов (права на землю, на объекты недвижимости и основные средства производства). В связи с этим финансово-банковская сфера, где основные материальные активы находятся в постоянном обороте, пока не вызывает пристального внимания со стороны профессиональных рейдеров.

    Вместе с тем уже хорошо заметно стремление крупного иностранного капитала к агрессивному «вклиниванию» в российский финансово-банковский сектор, в том числе в страхование.

    Нигде в мире рейдерство не сопровождается таким уровнем цинизма, административного и правового нигилизма, как в России. По оценкам экспертов корпоративной безопасности, до 10% всех активов экономики в настоящее время находится в состоянии обороны от рейдерства. Это глобальный показатель нездоровья национальной экономики, ибо всеядность рейдеров не оставляет в стороне ни одну собственность вне зависимости от ее физической и организационно-правовой формы. Главное – чтобы на нее был спрос и были благоприятствующие факторы ее изъятия хотя бы на время.

    Отраслевой особенностью современной страховой индустрии России является разобщенность ее участников в вопросах построения коллективного потенциала безопасности.

    Количество участников страхового рынка сверхдопустимо с точки зрения экономической устойчивости формируемых страховщиками балансов, определяемой текущей емкостью рынка. Например, на крохотном рынке Сахалина в настоящий момент функционируют более 36 страховых компаний. Весь же российский рынок страхования представлен более чем 900 компаниями. Вместе с тем страховой портфель рынка распределен крайне неравномерно по территории России. Так совокупный портфель первых 50 рейтинговых страховщиков составляет 95%, а первых 100 – 98,4% всего страхового рынка. Получается, что более, чем 800 остальных компаний обслуживает всего лишь 1,6 % страхового рынка.
    При этом кадровая составляющая многих страховых компаний не соответствует стандартным показателям качества и крайне неоднородна по уровню профессиональной компетентности и лояльности к работодателю.
    Таким образом, для вероятного рейдерского захвата практически любого субъекта страхового рынка создана ситуация, близкая к идеальной, - факторы уязвимости, как говорится «налицо».
    Специфика рейдерского мотива в захвате страхового бизнеса, как показывают прогнозы экспертов страховой безопасности, заключается в противоправном или безнравственном установлении контроля над собственностью в процессе приобретения активов страховщика или управления (в т.ч. временного) ими, причем в большей степени нематериальными активами:
    - базами данных клиентов и объектов страхования;

    - базами данных участников сбытовой сети (агентов в лице юридических и физических лиц);

    - IT-технологиями;

    - квалифицированным персоналом;

    - некоторыми интеллектуальными продуктами.
    Возможность слияний и поглощений на российском страховом рынке, допуск к его переделу сегодня весьма интересует иностранные компании. Заполучив российские коммерчески значимые нематериальные активы и обладая при этом огромными финансовыми ресурсами (баланс только первой десятки страховых компаний США превышает годовой баланс всей российской экономики), иностранцы в течение 1,5-2 лет смогут кардинально изменить соотношение сил на национальном страховом рынке. Для этого им даже не надо будет «приносить с собой» свои технологии качества, а просто достаточно занять все выгодные ниши страхования и произвести селекцию имеющихся страховых рисков.
    Таким образом, «вклинивание» крупного капитала в страховой сектор российской экономики через поглощения и слияния, последующие селективные меры, ребрендинги и реструктуризации в силу жесткого временного фактора, различной бизнес-ментальности и просто спекулятивных целей инвесторов принципиально может быть организовано в массовом порядке жесткими волевыми мерами, а именно с применением различных технологий рейдерства в отношении ныне здравствующих участников данного сектора финансового рынка.

    «Рейдер» по-английски означает «захватчик», тот, кто пытается приобрести активы компании против воли ее совладельцев. И если в развитых экономиках это означает по сути скупку акций у мелких акционеров по цене выше той, которую может предложить руководство компании, то в России сегодня в самом разгаре рейдерство совсем другого сорта - здесь предприятия не покупают, а захватывают под любым предлогом и любыми средствами хотя бы на несколько часов, чтобы тут же продать его активы заказчику налета. Главный расход в бюджете любого рейдерского захвата - это либо гонорары юристам, оспаривающим собственность, либо взятки чиновникам, судьям, милиции. В результате компании вынуждены нести серьезные дополнительные расходы на правовую и физическую защиту, резко нарушается их балансовая устойчивость, приближается кассовый разрыв, исход кадрового и административного ресурса, «веерное отключение» инвесторов и страхователей.

    Рейдеры «старой волны» 2002-2004 годов, легализовавшие приобретенные в результате захватов активы, в преддверии смены политического руководства страны и вступления России в ВТО, т.е. прихода крупного иностранного капитала, в том числе и в страховую сферу, проводят глобальные подготовительные мероприятия. В частности, создаются сети «своих», лояльных регистраторов (готовых нелегально предоставлять комплексную разведывательную информацию об эмитентах, а по сигналу вступить в рейдерские интриги на стороне захватчиков бизнеса). Таких регистраторов можно или создавать как аффилированные хозяйствующие субъекты, или скупать на открытом инвестиционном рынке.
    Сам по себе рейдерский захват не имеет четкой квалификации согласно действующему уголовному кодексу, что значительно затрудняет противодействие криминальным и противоречащим какой-либо этике тактикам перераспределения собственности. Тем более в тех случаях, когда речь идет об интеллектуально наработанных нематериальных активах. На сегодняшний день в связи с отсутствием российских методик, технологий и институтов страховые компании не в состоянии однозначно оценить свои нематериальные активы, а уж тем более дать аргументированное обоснование декларируемой стоимости. Следственные же органы, не имея подтверждения «суммы материального ущерба», не в силах квалифицировать действие как нелегальный захват. Упущенная выгода от рейдерства (пусть даже многомиллионная) также квалификации не подлежит.
    Технологически захваты нематериальных активов сводятся к тем же методам, способам и приемам, которые применяются для захвата материальных активов, а именно: завладение на короткий отрезок времени, достаточный для «скачивания» указанных баз, предъявление надуманных прав на страховой бизнес и физический захват центрального офиса.
    Есть несколько способов кратковременного захвата страховых активов.
    Через аффилированных (подконтрольных) регистраторов находят миноритарных держателей долей-акций (на сленге рейдеров – «болото»), скупают акции и формируют-укрупняют портфель захватчика. О смене собственников и перераспределении долей-акций регистратор намеренно не информирует страховщика-имитента. В отношении держателей основного пакета акций возбуждаются уголовные дела, в ходе которых их пакеты акций (доли) арестовываются. Через суд рейдер проводит решение о смене генерального директора. Далее силовым методом осуществляется захват центрального офиса компании. Если арестовать акции основных владельцев не удается, их «кошмарят», то есть оказывают физическое и психологическое давление в целях выдавливания из бизнеса, навязывания своих требований. Организуются всевозможные проверки регуляторами данного сектора рынка, - от специализированной налоговой инспекции, ФССН Минфина до СЭС. В трудовой коллектив внедрятся «пехота»; разрушаются управленческие связи, рушится исполнительная и финансовая дисциплина, ведется информационный слив. Через СМИ целенаправленно занижаются рейтинг и деловая репутация страховщика. Нужным образом обрабатываются члены Совета директоров, которые доказывают распорядителю кредита целесообразность выплаты агрессорам отступных.
    Гринмейл – это метод недружественного корпоративного захвата, который заключается в покупке пакета акций, достаточного для блокирования принятия решений руководством компании. Организуется корпоративный шантаж с целью понуждения собственника бизнеса идти на сделки и решения против своей воли. Инструментом давления является правовой терроризм – угрозы инициирования затяжных судебных разбирательств, проверок бизнеса регуляторами и правоохранительными органами. Могут применяться и более изощренные методы, допустим, психологическое давление, бытовой шантаж.

    «Гринмейлерство» при намерениях агрессора захватить нематериальные активы имеет целью изначально приобрести большую часть, но не весь страховой бизнес. Часто продавцы страховых активов не желают покидать отрасль, т.е. менять свою специализацию в надежде «убить двух зайцев» - получить денежные средства, сохранить, как правило, пост распорядителя кредитов и повысить свой деловой имидж состоявшегося страховщика. При этом оставленный за собой пакет долей или акций бывший владелец планирует продать еще по более высокой цене в связи с наращиванием капитализации из-за привлечения состоятельного и, как правило, искушенного в инвестиционных проектах сособственника. Здесь как раз и спрятан крючок, на который попадается продавец части страховых активов. После вхождение в бизнес на выше оговоренных условиях новый сособственник организует получение наиболее значимой информации, позволяющей контролировать как финансовые потоки, так и остальные ресурсы бизнеса, а главное, самостоятельно принимать значимые организационные решения и взаимодействовать с рынком. Бывший собственник оттирается в сторону, и его понуждают по заниженной цене избавиться от долей или акций родного предприятия.

    Как правило, такой сценарий наиболее вероятен там, где страховым бизнесом владеет один собственник.

    Цели рейдерских захватов страховых компаний и даже страховых брокеров могут быть следующими:

    1. Захватив страховой бизнес, рейдер довольствуется его принудительным нивелированием, расчищая сектор рынка для вхождения в них заказчика зачистки – агрессивного стратегического игрока.

    2. Путем поглощения мелких страховщиков выстраиваются холдинговые финансовые структуры для облагораживания инвестиционного консолидированного портфеля.

    3. Перепрофилируются классические страховые компании в финансовые придатки банков или инвестиционных компаний (т.н. «финансовый пылесос»).

    4. Страховая компания превращается в пункт перекачки и обналичивания денег.

    5. Страховая компания намеренно разоряется путем искусственного создания страховых случаев, распродажи материальных и нематериальных активов и т.д.

    6. Обеспечивается «мягкая» скупка профильных активов по заданию финансового монстра (обычно заказчик выделяет исполнителю бюджет для формирования инвестиционного портфеля, но намеренно не интересуется, какими средствами и методами будет он пользоваться).

    7. «Выбивание» конкурентной команды менеджеров, портфелеобразующих корпоративных клиентов и т. д.

    8. Организация масштабного системного мошенничества.

    9. Вымогательство у собственника бизнеса отступных за снятие блокады.

    ТЕХНОЛОГИИ ЗИЩИТЫ СТРАХОВОГО БИЗНЕСА ОТ УГРОЗ

    РЕЙДЕРСТВА НЕДРУЖЕСТВЕННОГО ЗАХВАТА И ГРИНМЕЙЛА

    Защита от рейдерских заходов в страховом секторе экономики, как и в иных секторах, строится исключительно по принципу комплексного обеспечения кадровой, корпоративно-правовой, информационной и организационной безопасности, а также физической защиты корпоративных ресурсов и интересов страховщиков.

    Кадровая безопасность является элементом организационной безопасности и призвана обеспечить защиту от рейдерства как производной нелояльного поведения сотрудников путем грамотного подбора кадрового аппарата, его расстановки, системного мониторинга корпоративных противоречий среди корпоративных структур и сотрудников.

    Корпоративно-правовая безопасность, как и кадровая безопасность, является элементом организационной безопасности и призвана обеспечить защиту компании, в том числе и от рейдерства, путем системного мониторинга корпоративных противоречий, а также комплексного правового обеспечения кадровой политики.

    Информационная безопасность должна рассматриваться в трех ракурсах:

    1. Комплексная защита значимых информационных ресурсов компании, к которым, в частности, могут относиться сведения о страхователях, объектах страхования; агентах и брокерах; кадровом потенциале; ИБД «Свод-анализ» и т.п. нематериальные активы.

    2. Сбор и анализ сведений о возможных намерениях рейдеров (фактически это конкурентная разведка).

    3. Создание отраслевых и межотраслевых информационных интегрированных баз данных по рейдерам, нелояльным регистраторам, участникам рейдерских операций, а также захваченным компаниям, способам и приемам их захвата.

    Организационная безопасность страховой компании в отношении рисков рейдерства представляет собой систему  управления, позволяющую слаженно и эффективно на организационном уровне:

    - инициировать и контролировать внедрение безопасности управления данным рискам

    внутри компании и управлять текущими условиями ее обеспечения;

    - создавать структуры менеджмента безопасности;

    - распределять ответственность за отдельные зоны контроля между сотрудниками,

    структурными подразделениями, внешним потенциалом;

    - вырабатывать инструкции для действий в чрезвычайных ситуациях;

    - координировать вопросы, связанные с противодействием рейдерству;

    - распределять ответственность за результаты обеспечения безопасности.

    Существуют достаточно результативные методы организационной безопасности, наработанные мировой практикой:

    1. Разделение совета директоров. Метод предусматривает внесение в устав компании пункта, в котором оговаривается порядок разделения совета директоров на три равные части. Каждая часть может быть избрана собранием акционеров только на один год, и так в течение трех лет. Таким образом, теоретически компания-покупатель лишается возможности обрести немедленный контроль, приобретя 51% акций. Для этого потребуется как минимум ждать двух ежегодных собраний, чтобы провести в совет директоров своих представителей. Как минимум половина компаний, входящих в список Standart & Poors 500, применяет подобный способ защиты.

    2. Условие супербольшинства. Этот метод предусматривает внесение поправок в устав компании в части установления высокого процента голосующих акций, необходимых для одобрения слияния. Это ограничение одновременно распространяется и на принятие решений о ликвидации компании, ее перестройки, продаже крупных активов и т.п. В большинстве случаев барьер устанавливается в промежутке от 66,66 до 80 % акций. Подобное ограничение значительно усложняет враждебное поглощение, так как размер контрольного пакета увеличивается, что приводит к увеличению затрат компании-агрессора.

    3. Метод справедливой цены. Условие справедливой цены оговаривает условия выкупа более 20 (30) % голосующих акций. Это дополняет (ужесточает) условие супербольшинства и, как правило, не применяется отдельно от него. Основная цель – предотвращение так называемых двухсторонних тендерных предложений, при которых цена, предлагаемая за акцию в составе крупного пакета, больше, нежели в меньшем. Данная защита заставляет компанию-покупателя реструктуризировать тендерное предложение, при этом компания-жертва выигрывает определенное время. В то же время применение данной защиты не влечет увеличение тендерного предложения.

    Физическая защита при рейдерских захватах - ясное и сжатое определение требований к комплексу мероприятий, направленных на предотвращение рисков причинения физического и имущественного вреда компании- страховщику.

    В заключение следует подчеркнуть, что вероятностью рейдерской атаки не должна пренебрегать ни одна страховая компания независимо от ее организационно-правовой структуры. Риск рейдерства необходимо прогнозировать, моделировать и включать в карту корпоративных рисков, общее количество которых, как отмечают специалисты по риск-менеджменту, порядка 33-35. Однако на сегодня среди них риск рейдерства не указывается, и это явная недоработка технологий корпоративной безопасности.

    Вырабатывать способы, методы и порядок конкретных эффективных мер противодействия данным рискам – задача политики безопасности бизнеса, требующая незамедлительного решения.


    1   2   3   4   5   6   7   8
    написать администратору сайта