Главная страница
Навигация по странице:

  • Языковая личность

  • Коммуникативная личность

  • — Какие задачи — Гусей сосчитать. Летело стадо гусей...— А, знаю, - сказал Кузьма. - А еще что — Еще мышей...— Тоже сосчитать

  • 1. Каким образом формируется личность 2. Как понимается языковая личность

  • 5. Каковы параметры коммуникативной личности 6. Как понимается мотивационный параметр коммуникативной личности

  • 1 9. В чем суть двухступенчатой модели коммуникативной личности 10. Каковы критерии оценки коммуникативной личности как социального феномена

  • 11. Каковы основные типы коммуникативной личности

  • Коммуникативная личность-Конецкая. Viii. Коммуникативная личность личность


    НазваниеViii. Коммуникативная личность личность
    АнкорКоммуникативная личность-Конецкая.doc
    Дата05.09.2018
    Размер102 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаКоммуникативная личность-Конецкая.doc
    ТипГлава
    #23011

    Глава VIII. КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ

    Личность

    Многогранность человека как личности - воплощения индивидуальных особенностей - позволяет изучать его во многих ипостасях. Человека изучают во всех проявлениях его существования и деятельности - как homo sapiens - «человека разумного», как homo politicus - «человека общественного», как homo consumens - «человека-потребителя», как homo liber - «человека свободного». Имеются исследования, посвященные изучению homo alalus - «человека, не владеющего речью» (в довербальный период его существования и в плане современной медицинской проблемы). Для социологии коммуникации особое значение имеет изучение homo loquens - «человека говорящего», то есть реализующего себя как коммуникативную личность.

    Изучение коммуникативной личности опирается на определения понятия «личность» как категории философской, социологической, психологической и лингвистической («языковая личность»). С учетом исследований этих дисциплин родовое понятие «личность» можно раскрыть как целостную структуру социально значимых качеств, приобретенных индивидом в совместной с другими деятельности и общении и определяющих его индивидуальность.

    Разнообразие подходов и множество теорий свидетельствуют о сложности проблемы обоснования существенных признаков личности, ее структуры и функционирования. Различие заключается главным образом в понимании роли стадий в процессе формирования личности: создание познавательных навыков - в теории развития познания (Ж.Пиаже), понимание чувств других людей - в теории нравственного развития (Л.Колберг), преодоление напряженности в сознании собственного «Я» - в психоаналитических теориях (З.Фрейд, Э.Эриксон), формирование личностного смысла как осознанного отношения к действительности, индивидуализированного отношения личности к миру, в котором осуществляется ее деятельность, - в теории динамических смысловых систем индивидуального сознания личности, выражающих единство аффективных и интеллектуальных процессов (Л.С. Выготский).

    В социологических концепциях, как правило, подчеркивается, что основой формирования личности является множество взаимодействий людей с окружающим миром и между собой. Представители ролевой теории (Дж. Морено, Т.Парсонс) трактуют личность как функцию от той совокупности ролей, которые индивид выполняет в обществе. Пожалуй, наиболее сложной проблемой является обоснование взаимодействия двух начал в личности - самосознания (осознания себя как неповторимой индивидуальности) и одновременного стремления к слиянию с определенной социальной общностью, к идентификации в рамках данной общности. В этой связи несомненный интерес представляют работы американских социальных психологов Ч.Кули и Дж. Мида, посвященные обоснованию «самости» как социального феномена. Рассматривая «самость» как осознание собственного «Я» в рамках теории «зеркального отражения», Ч.Кули подчеркивает, что «социальная самость - это просто какая-то идея или система идей, извлеченная из коммуникационной жизни и взлелеянная разумом как своя собственная. Главным образом самоощущение располагается внутри общей жизни, а не вне ее» (Кули Ч.,.1994. С. 318). В соответствии с теорией символического интеракционизма Дж.Мид полагает, что «самость», проходя в своем развитии две различные стадии, является, по существу, индивидуальным отражением всеобщей модели социального или группового поведения (Muд Дж. 1994. С. 232). В отечественной науке «самость» (Я-концепция) с опорой на личностный смысл как единицу сознания (А.Н.Леонтьев) трактуется как система представлений о себе, формируемая индивидом в процессах деятельности и общения. Она проявляется в самооценке, самоуважении, уровне притязаний, в межличностных отношениях и степени активности в сфере общественных связей и отношений. Таким образом, сознание собственного «Я» является одним из важнейших психологически и социально обусловленных качеств личности.

    Особую социопсихологическую проблему представляют критерии оценки личности. В этом плане заслуживает внимания предложение ЮА.Сорокина о целесообразности различать фактическую ценность личности, с точки зрения реальных результатов ее деятельности (нем. Wert), и значимость личности, с точки зрения ее социального статуса - положения в обществе (нем. Geltung). Это особенно необходимо, потому что в жизни часто наблюдается несовпадение Wert и Geltung - достаточно вспомнить судьбу Мусоргского, Моцарта, Сервантеса и другие гениальные личности, которые были забыты своим обществом, - на закате их дней общество не оказало им достойного внимания (Сорокин ЮЛ. 1985. С. 98-100).

    Языковая личность

    Изучение роли человеческого фактора получило в настоящее время новый импульс в связи с тенденцией гуманитаризации науки - в языкознании, психолингвистике, социолингвистике специально исследуются вопросы о значении человеческого фактора в процессах порождения речи, в механизмах экспрессивности, изучаются особенности индивидуальной речи, ее социальная дифференциация и варьирование.

    Наиболее полное и систематическое обоснование понятия «языковая личность» изложено в работах Ю.Н. Караулова и его последователей. Языковая личность понимается как «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью» (Караулов Ю.Н. 1989. С. 3). В теоретико-гносеологической модели языковой личности Караулова выделяются три уровня: 1) вербально-семантический, 2) лингво-когнитивный и 3) мотивацион-ный. Критериями выделения данных уровней являются типовые единицы - слова, обобщенные понятия) - концепты и коммуникативно-деятельностные потребности, отношения между этими единицами и стереотипы их объединения в определенные комплексы. Данная трехуровневая модель позволяет рассматривать разнообразные качественные признаки языковой личности в рамках трех существенных характеристик - вербально-семантической, или собственно языковой, когнитивной (познавательной) и прагматической.

    Вербально-семантическая характеристика складывается из лексикона индивидуума - всего запаса слов и словосочетаний, которыми он пользуется в естественной вербальной коммуникации. При этом учитывается не только количество лексических единиц, но и умение правильно использовать вербальные средства] в соответствии с нормами социальной дифференциации и вариативности, функционально-стилистической ценности. Индивидуальность этой характеристики определяется не только степенью владения этим умением, но и нарушением нормативных правил словообразования, грамматики и произношения.

    Когнитивная характеристика связана с интеллектуальной сферой личности, познавательной деятельностью человека, предполагающей мыслительные процессы. У каждого индивидуума в процессе его развития вырабатываются идеи, концепты, которые отражают его видение «картины мира» В его сознании они представлены как некая иерархия — система социальных и культурологических ценностей, сформировавшаяся в конкретных условиях социального опыта и деятельности. Это отражается в использовании излюбленных разговорных формул и индивидуальных речевых оборотов, по которым мы часто «узнаем» известную личность.

    Прагматическая характеристика определяется целями и задачами коммуникации — намерением говорящего, его интересами, мотивами и конкретными коммуникативными установка-ми-Именно мотивированность говорящего, которая, по определению Ю.Н.Караулова, является «коммуникативно-деятель-ностной потребностью», и представляет собой единицу прагматического уровня языковой личности (Караулов. 1987. С. 215), служит наиболее существенным фактором, обусловливающим ее индивидуальные особенности. Эти особенности определяются не только уровнем знания логических рассуждений индивида, но в значительной степени и его эмоциями и ситуативными факторами общения. Многоплановость этих факторов и отсутствие достаточно устойчивых формальных коррелятов в речи говорящего затрудняют исследование прагматической характеристики как важнейшего уровня структуры языковой личности.

    Действительно, если в вербальной характеристике можно опереться на слова, модели их нормативного употребления, принятые в данном обществе или коммуникативной сфере, если в когнитивной характеристике можно выделить обобщенные понятия, концепты или идеи, которые выражены также вербально, то для прагматической характеристики потребовалось бы перечисление «коммуникативно-деятельностных потребностей» личности, которым «несть числа». Попытки исчисления типичных ситуаций и коммуникативных установок, их систематизации, предпринятые в психологии и социолингвистике, пока не дали желаемого результата - обоснования структуры прагматической характеристики личности.

    Из трех уровней языковой личности лишь последний характеризует индивида именно в плане его коммуникативных способностей. Вербально-семантических характеристик явно недостаточно для оценки коммуникативных способностей и возможностей. Известно, что значительное место в естественной коммуникации занимают невербальные средства, передающие до 65% смысловой и оценочной информации. Когнитивный уровень в данной модели естественно ориентирован в большей степени на языковые характеристики личности. Для коммуникации, наряду с системой социальных и культурологических ценностей, большое значение имеют и другие когнитивные факторы, связанные с механизмами адекватного восприятия и целенаправленной передачи информации.

    Безусловно, обоснование модели языковой личности является значительным вкладом в разработку теоретического и практического аспектов социальной коммуникации. Изучение языковой личности и путей ее формирования в пределах выделенных характеристик может иметь различную степень глубины в зависимости от конкретной цели исследования, например, в сравнительном или историческом плане, в различных коммуникативных сферах, особенно связанных с общественными отношениями.

    Для социологии коммуникации важным является вопрос - в какой степени понятие языковой личности коррелирует с понятием личности как члена социальных структур различных типов. Языковая личность участвует во всех типах коммуникации, поэтому при ее описании необходимо учитывать не только индивидуальные характеристики, но и нормы речевой деятельности той или иной социальной группы. В связи с этим возникло противопоставление таких понятий, как «индивидуальная языковая личность» (основан на индивидуальных характеристиках), и «коллективная языковая личность» (основан на характеристике индивида как члена коллектива, малой группы) (Крысин Л.П. 1989). Второе понятие может быть принято лишь условно, так как сущность языковой личности в основе своей остается стабильной по главным параметрам, хотя, несомненно, индивидуальные характеристики совершенствуются в процессе социализации индивидуума и варьируются в соответствии с коммуникативной сферой, социальной ситуацией и типом коммуникации. В этом плане интересен опыт создания своеобразного портрета известного филолога, профессора А.А. Реформатского как языковой личности на основе наблюдений за его речевой деятельностью его коллег, друзей и близких (см. Язык и личность. 1989. С. 152-212).

    Коммуникативная личность

    Еще более важным для социологии коммуникации является исследование коммуникативной функции языковой личности, актуализируемой в разносторонней коммуникативной деятельности человека, которая, по данным ученых, составляет около 80% всего его существования, их них: аудирование - 45%, говорение - 30%, чтение - 16%, письмо - 9%.

    Как видовое понятие «коммуникативная личность» значительно шире понятия «языковая личность», так как предполагает характеристики, связанные с выбором не только вербального, но и невербального кода коммуникации с использованием искусственных и смешанных коммуникативных кодов, обеспечивающих взаимодействие человека и машины. Коммуникативная личность имеет свои особенности актуализации на разных уровнях и в разных типах коммуникации.

    Коммуникативная личность понимается как одно из проявлений личности, обусловленное совокупностью ее индивидуальных свойств и характеристик, которые определяются степенью ее коммуникативных потребностей, когнитивным диапазоном, сформировавшимся в процессе познавательного опытами собственно коммуникативной компетенцией - умением выбора коммуникативного кода, обеспечивающего адекватное восприятие и целенаправленную передачу информации в конкретной ситуации.

    Параметры коммуникативной личности. Определяющими для коммуникативной личности являются характеристики, которые составляют три основных параметра - мотивационный, когнитивный и функциональный. Пересечение некоторых характеристик языковой и коммуникативной личностей не означает тождества последних. Во-первых, эти характеристики занимают различное место в структуре языковой и коммуникативной личностей благодаря своей роли в их формировании; во-вторых, их содержательная интерпретация совпадает лишь частично.

    Мотивационный параметр, допределяемый коммуникативными потребностями, занимает центральное место в структуре коммуникативной личности. Именно потребность сообщить что-то или получить необходимую информацию служит мощным стимулом для коммуникативной деятельности и является обязательной характеристикой индивида как коммуникативной личности. Если такой потребности нет, то коммуникация не состоится. В лучшем случае это будет псевдокоммуникация - бесцельный, хотя, может быть, и оживленный по форме разговор. В основе ряда мотивационных теорий, изучающих природу мотивов человеческой деятельности, лежит положение о приоритете личностных потребностей. В этом плане интересно сравнить понятие личностного смысла, введенное А.Н. Леонтьевым и раскрываемое как отражение в индивидуальном сознании отношения личности к действительности, но при этом социально обусловленное, поскольку ее потребности реализуются в ходе поисковой активности, и понимание американским психологом А. Маслоу мотивированности человеческой деятельности как стремления к личностному росту, в основе которого лежат физиологические, социальные, эгоцентрические (в плане самореализации) и другие потребности.

    Какова же природа коммуникативной потребности и каким образом она актуализируется в коммуникации? Коммуникативная потребность определяется настоятельной необходимостью индивидов в обмене смысловой и оценочной информацией с целью взаимодействия в различных сферах своего существования и воздействия друг на друга в условиях коммуникации различного типа. Степень мотивированности определяется силой потребности, которая концентрируется в коммуникативной установке как важнейшей социологической доминанте коммуникации. Чем настоятельнее потребность, тем устойчивее коммуникативная установка и тем более последовательно ее выражение в высказываниях и дискурсах. В актуализации коммуникативной установки наблюдается использование либо одних и тех же коммуникативных средств (эффект усиления при повторяемости), либо разных средств (эффект усиления при скрытой повторяемости за счет варьирования коммуникативных средств). Иллюстрацией второго способа актуализации коммуникативной установки может служить диалог двух тяжелобольных из повести А.И.Солженицына «Раковый корпус». На протяжении всего диалога четко прослеживается коммуникативная установка геолога Вадима подбодрить Дёмку - шестнадцатилетнего парня, которому должны отнять ногу. Несмотря на сдвиги в тематическом поле дискурса коммуникативная установка остается постоянной: идет ли речь о будущем после операции - «Протез сделаешь. Ты чем вообще заниматься собираешься?»; идет ли речь об учебе - «Ну и хорошо. И чем же тебе протез будет мешать? И учиться будешь и работать. Даже еще усидчивей. В науке больше сделаешь»; идет ли речь о женитьбе - «Найдё-ошь. На всякое дерево птичка садится» (Раковый корпус. Гл. 15). В данной ситуации социально и психологически обусловленная потребность сопереживания одного из коммуникантов служит сильным мотивом коммуникации, а сформировавшаяся на этой основе четкая коммуникативная установка актуализирована в соответствии с индивидуальным потенциалом вербальных и невербальных средств коммуникации,i Можно полагать, что мотивированность является тем компонентом структуры коммуникативной личности, который обеспечивает успешность ее коммуникативной деятельности уже на начальном этапе.

    Когнитивный параметр включает в себя множество характеристик, формирующих в процессе познавательного опыта индивида его внутренний мир в интеллектуальном и эмоциональном планах. Среди когнитивных характеристик, отмеченных в языковой личности, для коммуникативной личности существенным является знание коммуникативных систем (кодов), обеспечивающих адекватное восприятие смысловой и оценочной информации, и воздействие на партнера в соответствии с коммуникативной установкой. Чрезвычайно важной характеристикой коммуникативной личности является способность наблюдения за своим «языковым сознанием» (интроспекция), а также рефлексия — осознание не только этой способности, но и оценка самого факта такого сознания (в трехступенчатой модели В.АЛефевра эти этапы самосознания рассмотрены последовательно). Кроме того, важной характеристикой коммуникативной личности является способность адекватной оценки когнитивного диапазона партнера. Успешность коммуникации в значительной мере зависит от совместимости когнитивных характеристик коммуникантов Иллюстрацией степени такой совместимости может служить следующий диалог:

    - А что вам задано на завтра? - прибавил Кузьма, с любопытством глядя на огненные вихры Сеньки, на его живые зеленые глаза, конопатое лицо, щуплое тельце и потрескавшиеся от грязи и цыпок руки и ноги.

    — Задачи, стихи, - сказал Сенька, подхватив правой рукой поднятую назад ногу и прыгая на одном месте.


    — Какие задачи?

    — Гусей сосчитать. Летело стадо гусей...


    — А, знаю, - сказал Кузьма. - А еще что?

    — Еще мышей...


    — Тоже сосчитать?

    — Да. Шли шесть мышей, несли по шесть грошей, — быстро забормотал Сенька, косясь на серебряную часовую цепочку Кузьмы. — Одна мышь поплоше несла два гроша... Сколько выйдет всего...

    — Великолепно. А стихи какие? Сенька выпустил ногу. I

    — Стихи — «Кто он?»


    — Выучил?

    — Выучил...

    — А ну-ка.

    И Сенька еще быстрее забормотал — про всадника, ехавшего над Невой по лесам, где были только Ель, сосна да мох сядой...

    — Седой, — сказал Кузьма, — а не сядой.

    — Ну, сидой, — согласился Сенька.

    — А всадник-то этот кто же? Сенька подумал.

    — Да колдун, — сказал он.

    — Так. Ну, скажи матери, чтоб она хоть виски-то тебе подстригла. Тебе же хуже, когда учитель дерет.

    — А он ухи найдет, — беспечно сказал Сенька, снова берясь за ногу, и запрыгал по выгону» (Бунин И.А. Деревня//Антоновские яблоки. Повести и рассказы. М.: Советская Россия, 1990. С. 92).

    В этом диалогическом дискурсе легко обнаруживается различие в когнитивных характеристиках коммуникантов. Различие отражено не только в их лексиконе и правильности словоупотребления, но также в построении вопросов и ответных реплик, особенно в толковании содержания «задач» и «стиха». Глубинные различия между Кузьмой и Сенькой как коммуникативными личностями обусловлены не только демографическими факторами, но и социально-экономическими, оказывающими непосредственное влияние на формирование когнитивного диапазона личности в процессе воспитания, образования и накопления жизненного опыта.

    Итак, наиболее существенными для когнитивного параметра коммуникативной личности являются следующие характеристики: способность адекватного восприятия информации, способность воздействия на партнера, оценка и самооценка когнитивного диапазона и знание социально обусловленных норм вербальной и невербальной коммуникации. Актуализация этих способностей и знаний сопряжена с целым рядом других когнитивных характеристик, связанных с самым ответственным этапом коммуникации - функционированием выбранного кода в конкретной ситуации, когда начинают действовать сложные механизмы речемыслительной деятельности, обусловленные не только социологическими, психологическими и лингвистическими факторами, но и нейрофизиологическими.

    Когнитивный параметр является связующим звеном междумотивационным и функциональным параметрами. С одной стороны, он определяет уровень коммуникативной потребности, ее обусловленность различными аспектами познавательного опыта индивида, с другой стороны, дает возможность выбора наиболее эффективного способа использования, этого опыта в конкретных условиях коммуникации.

    Функциональный параметр включает три характеристики, которые, по существу, и определяют такое свойство личности, которое принято называть коммуникативной (языковой) компетентностью: а) практическое владение индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств для актуализации информационной, экспрессивной и прагматической функций коммуникации; б) умение варьировать коммуникативные средства в процессе коммуникации в связи с изменением ситуативных условий общения; в) построение высказываний и дискурсов в соответствии с нормами избранного коммуникативного кода и правилами «речевого этикета».

    Наличие типовых параметров, храктеризующих индивида в его коммуникативной деятельности, дает возможность представить их в обобщенном виде - в виде двухступенчатой модели коммуникативной личности.

    Выделенные характеристики коммуникативной личности актуализируются одновременно при помощи специфических механизмов речемыслительной деятельности, обеспечивающих установление и поддержание контакта, выявление намерений партнера, установление прямых и обратных связей, самокоррекцию, взаимодействие вербальных и невербальных средств и др. В этом процессе актуализируются все социологические доминанты коммуникации. Самым сложным является механизм, осуществляющий переход с уровня единиц языковой системы к уровню коммуникативных единиц в условиях постоянно видоизменяющихся ситуативных факторов коммуникации. В самом общем виде этот сложный процесс можно представить в рамках теории оперативной памяти, предложенной исследователем механизмов речи Н.И. Жинкиным. Оперативная речевая память имеет «двухэтажную структуру» - на «первом этаже» осуществляется отбор слов для высказывания, которые не только удерживаются в памяти, но частично развертываются в более сложные единицы - словосочетания; на «втором этаже» слова связываются в целые блоки согласно грамматическим правилам - в синтагмы, которые обеспечивают линейное развертывание естественной речи


    Оценка коммуникативной личности как социального феномена зависит от степени эффективности выполнения основных социально значимых функций - функции взаимодействия и функции воздействия. В этой связи целесообразно различать (как в родовом понятии) коммуникативную личность (англ, person - «личность как индивид») и коммуникативную Личность (англ, personality - «личность как индивидуальность»). Помимо типовых характеристик, эффективность актуализации которых, в конечном счете, зависит от степени социальной значимости (в личном и/или общественном планах) коммуникативной установки, коммуникативная Личность обладает целым рядом индивидуальных характеристик, среди которых особо выделяют коммуникабельность и так называемую харизму.

    Строго говоря, русское новообразование «коммуникабельный» по содержанию соответствует англ, communicative с основным значением «общительный, разговорчивый», а по форме ближе к англ, communicable с основным значением «сообщающийся, передаваемый». В обиходной речи, да и в научно-популярном контексте коммуникабельность понимается как способность индивида легко и по собственной инициативе устанавливать контакты в любой сфере общения, а также умело поддерживать предлагаемые контакты. В профессиональном плане эта способность оценивается высоко и входит в число обязательных условий при приеме на работу, связанную с активной коммуникативной деятельностью. Коммуникабельность обусловлена не только психологическим типом индивида, но также социальным опытом общения, предусматривающим ориентацию на партнера - умение слушать и сопереживать, своевременно корректировать свое речевое поведение.

    'Харизма (греч. xaris - грациозность, красота) понимается как личное обаяние, притягательность человека, обусловленные не только его внешними данными, но и такими индивидуальными характеристиками, как динамизм, целеустремленность действий, понимание целей, склонность к лидерству, решительность, экспрессия и др. - все то, что составляет видовое понятие «харизматическая личность» - образ, сознательно и бессознательно культивируемый средствами массовой информации и целенаправленно создаваемый профессионалами - «имиджмейкерами».

    Значительное место в структуре харизматической личности занимает коммуникативная компетентность, которая, кстати, труднее всего поддается совершенствованию прежде всего потому, что трудно добиться полной гармонии во взаимодействии вербальных и невербальных средств коммуникации.. Иллюстрацией такой гармонии чувств, слов и жестов могут служить воспоминания В.Г.Короленко о писателе Г.И.Успенском: «Его суждения всегда были кратки, образны, били в самую сущность явления и часто освещали его с неожиданной стороны. И никогда в них не было того легкого остроумия, в котором чувствуется равнодушие к предмету и безразличная игра ума. До сих пор я помню выражение лица, с каким он произносил эти слова: «страдание», «горе», «подлость человеческая» - в приведенном отзыве о Достоевском. Для него это не были простые понятия: каждое из них отражалось болью на его выразительном лице.

    Разговор Успенского тоже был совершенно особенный. Рассказывая что-нибудь, он глядел на собеседника своим глубоким мерцающим взглядом, говорил тихо, как будто сквозь слегка сжатые зубы, и при этом жестикулировал как-то особенно, то и дело прикладывая два пальца к груди, как будто указывая на какую-то боль, которую он чувствовал от собственных рассказов где-то в области сердца» (Русские писатели о языке/Под ред. Б.В.Томашевского и Ю.Д.Левина. Л.: Советский писатель, 1954. С. 646-647).

    С течением времени у каждого индивида вырабатывается свой собственный «коммуникативный стиль». Предложенные типологии не являются исчерпывающими и построены на разнородных основаниях, например: доминантный, драматический (с элементами преувеличения), аргументативный (предполагающий спор, дискуссию), впечатляющий (запоминающийся благодаря удачному употреблению слов или фраз), спокойный (уравновешанный), внимательный, открытый и др. В плане воздействия как социально значимой функции выделяются два основных типа коммуникативной личности: а) доминантный, для которого характерны самоуверенность, напористость, и б) реагирующий, для которого характерны аргументативность, аналитизм и отзывчивость.

    Изучение коммуникативной личности может иметь различную степень глубины в зависимости от цели исследования, например, в профессиональных коммуникативных сферах, что необходимо для адвокатов, преподавателей, дикторов, теле- и радиокомментаторов.

    Изучение коммуникативной личности является полезной практикой для развития навыков наблюдения и критического анализа социального поведения человека и в то же время увлекательным занятием в плане самопознания и самокоррекции речевой деятельности в различных коммуникативных сферах. Самосовершенствование коммуникативной личности предполагает самосовершенствование индивида как члена социума, поскольку оно связано с языковым сознанием и самопознанием. По своей природе языковое сознание индивидуально, но оно включает и типовые характеристики культуры и социальных норм общения. Оптимальное сочетание этих характеристик делает человека неповторимым образцом для подражания или объектом неприятия и забвения.

    Проблема коммуникативной личности остается открытой для исследования, полной тайн и загадок даже для нас самих. Попробуйте заглянуть в себя как коммуникативную личность, и вы найдете много неожиданного и поучительного.

    Вопросы для самоконтроля


    1. Каким образом формируется личность?


    2. Как понимается языковая личность?


    3. Какие характеристики составляют теоретико-гносеологическую модель языковой личности?


    4. В чем общее и различное при определении языковой и коммуникативной личности?


    5. Каковы параметры коммуникативной личности?


    6. Как понимается мотивационный параметр коммуникативной личности?


    7. Какие характеристики входят в когнитивный параметр коммуникативной личности?


    8. Какие характеристики составляют функциональный параметр коммуникативной личности?


    1 9. В чем суть двухступенчатой модели коммуникативной личности?


    10. Каковы критерии оценки коммуникативной личности как социального феномена?


    11. Каковы основные типы коммуникативной личности?

    Основная литература

    Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

    Крысин Л.П. О речевом поведении человека в малых социальных общностях (постановка вопроса)//Язык и личность/Отв. ред. Д.Н.Шмелев. М., 1989.

    Уфимцева Н.В. Мотивация в речевом воздействии: проблемы и концепции//Оптимизация речевого воздействия/Отв. ред. Р.Г.Котов. М. 1990.

    Дополнительная литература

    Выготский Л.С. Избранные психологические произведения. М., 1956.

    Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность//Избранные психологические произведения. М., 1983. Т. 1.

    Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.

    Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.

    Конрад Н.И. О языковом существовании//Японский лингвистический сборник. М., 1959.

    Кули Ч. Социальная самость//Американская социологическая мысль/Пер, с англ.; Ред. В.И.Добреньков. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994.

    Мид Дж. Аз и Я//Там же.

    Маркузе Г. Одномерный человек/Дам же.

    Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991.

    Симонов П.В., Ершов П.М., Вяземский Ю.П. Происхождение духовности//Серия «Общество и личность». М.: Знание, 1989.



    написать администратору сайта