Главная страница
Навигация по странице:

  • ПОСТПОЗИТИВИСТСКИЙ ПОДХОДЫ И ИХ КРИТИКА

  • Методологическая физика - Очиров Д.Д-Э.. ВосточноСибирский государственный технологический университет


    Скачать 2.83 Mb.
    НазваниеВосточноСибирский государственный технологический университет
    АнкорМетодологическая физика - Очиров Д.Д-Э..pdf
    Дата04.05.2017
    Размер2.83 Mb.
    Формат файлаpdf
    Имя файлаМетодологическая физика - Очиров Д.Д-Э..pdf
    ТипУчебное пособие
    #2020
    КатегорияФилософия. Логика. Этика. Религия
    страница1 из 29
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
    Министерство образования и науки РФ
    Восточно-Сибирский государственный технологический университет
    Д.Д-Э. Очиров МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЗИКА Учебное пособие
    Улан-Удэ
    2003 2
    УДК 16
    ББК 87.2 037 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Восточно-
    Сибирского государственного технологического университета Рецензенты Доктор физико-математических наук, профессор Г.-Н.Б.Дандарон Доктор философских наук, профессор В.А.Балханов
    Очиров Д.-Д.Э. Методологическая физика. –Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2004 - 346 с. Настоящее издание посвящено раскрытию внутреннего механизма процесса формирования фундаментальных физических теорий на обширном историко-физическом материале. Осуществлен своеобразный синтез истории физики с философией физики. При этом показано эвристическое влияние философии на физику, те. роль философских принципов в генезисе физических идей и их интерпретации. Вместе стем, особое внимание обращается на принципиальное различие методологий исследования готового и становящегося научных знаний. Подвергаются критическому анализу в форме метаобъяснений с позиций методологической концепции эвристического реализма отечественные и зарубежные концепции философии науки.
    Пособие адресовано слушателям аспирантского семинара для сдачи кандидатского минимума по новой программе История и философия науки, а также студентам, изучающим курс Концепции современного естествознания.
    ISBN 5-89230-0 Ключевые слова фундаментальная физическая теория, историко- методологическая реконструкция, эвристическая функция философии, эвристический реализм, буддийская «шуньята» и физический вакуум, бифуркационно-аттракторная познавательная модель.
    ПРЕДИСЛОВИЕ Особенность науки вообще и естествознания в частности в ХХ в. состояла в том, что крутая ломка прежних научных представлений перестала быть явлением эпизодическим, но стала характернейшей чертой развития современной науки. Нам думается, такая тенденция в науке еще сохранится ив наступившем XXI веке. Если говорить о естествознании, то дело заключается в том, что в минувшем веке ее признанный лидер – физика не справилась с решением своей основной задачи второй половины ХХ в. – построения общей теории элементарных частиц (ТЭЧ). Последнее обстоятельство, по-видимому, связано стем, что в ней должна произойти еще более радикальная ломка прежних релятивистских и квантовых представлений, чем это было до сих пор Она принципиально невозможна без обращения за помощью к серьезной философии
    (В.Гейзенберг).
    2
    Еще А.Эйнштейн заметил, что к этому обращению физиков вынуждают некоторые внутренние трудности в развитии их науки Значит, это не дань вежливости по отношению к философии со стороны физиков, а диктовалось, так сказать, суровой необходимостью построение новой фундаментальной научной теории (например, общей
    ТЭЧ) невозможно без привлечения философских понятий и принципов в качестве селективных критериев для отбора программных принципов будущей теории. Тем самым ставится и рассматривается в данной книге проблема эвристического влияния философии на физику. Вообще говоря, во взаимодействии (и взаимовлиянии) естествознания физики) и философии следует различать два момента 1) влияние естествознания (физики) на философию и 2) влияние философии на естествознание (физику. Если об эвристическом влиянии естественных наук на развитие философских идей и принципов говорилось очень много, ибо такое влияние очевидно (Декарт, Кант, Энгельс и др, то гораздо меньше говорят об обратном влиянии философии на естественные науки.
    4
    Это связано стем, что существует весьма распространенное сомнение среди естествоиспытателей (в том числе среди позитивистски настроенных физиков) в той пользе, которую приносит философия естествознанию (в частности, физике. В последнее время данное
    1
    Имеются ввиду грандкалибровочные теории (GUT), суперкалибровочные теории (SUSY), теории суперструн и др, которые оказались недостаточно радикальными (крутыми, чтобы быть фундаментальными и правильными (перефразировка известного высказывания
    Н.Бора).
    2
    Гейзенберг В. Природа элементарных частиц Успехи физических наук. 1977. Т. Вып. С.
    3
    Эйнштейн А. Собр.научн.трудов.-М.:Наука, Т. С.
    4
    Койре А. Очерки истории философской мысли.-
    М.:Прогресс, С. предубеждение в западной философской (постпозитивистской) литературе относительно преодолено.
    1
    В связи сформированием неклассической физики ХХ в.теоретико- познавательная ситуация в физической науке коренным образом изменилась. Безусловно, она связана не только с постановкой проблемы построения «сверх-(супер-) теории типа ТОЕ (теории всего на свете, но труднообозримым многообразием подходов к ней. Стало быть, такая ситуация требует от теоретической физики, чтобы из нее выделилась методологическая физика наподобие математической физики
    («метфизика» по аналогии с «матфизикой»).
    2
    Если XVIII веке произошло разделение физики на экспериментальную и теоретическую, а в XIX веке из теоретической физики выделилась в особую отрасль указанная выше математическая физика, тона рубеже XX-XXI веков происходит дальнейшее разделение научно-исследовательского труда – от теоретической физики отделяется новая область знаний, которую можно назвать методологической физикой. Основной целью «метфизики» в свете упомянутой сверхзадачи должен стать всесторонний методологический анализ оснований формирования, функционирования и развития (смены) неготового физического знания, а становящегося физического знания, исходя из принципиального различия между методологиями их анализа. Таким образом, надо различать «ретрофизику» от «футурофизики». Возвращаясь к эвристической функции философии по отношению к формирующейся фундаментальной научной теории, можно заметить, что она является центральной проблемой не только данного учебного пособия, но и всей методологии и философии науки. Последнее обстоятельство послужило в качестве одной из причин того факта, что это издание получило название Методологическая физика, нигде ранее встречавшееся. Дело в том, в нем показаны способы генерации принципиально новых идей в физике и определена роль философий в ней. Поэтому необходимость критического отношения к современным формам
    1
    См.работы Дж.Агасси, Г.Башляра, М.Вартофского, Т.Куна, И.Лакатоса, С.Тулмина,
    К.Поппера, П.Фейерабенда и др.
    2
    См. Бранский В.П. Уроки теории относительности и квантовой механики и перспективы их синтеза //Вест. С.-Петерб.ун-та, 1996. Сер. Вып. С. Предметом «метфизики», согласно его мысли, должен стать анализ фундаментальных физических понятий и закономерностей их формирования. Автор учебного пособия предупреждает, что метфизику нельзя смешивать с метафизикой. Образцом современной метфизики можно считать научную монографию Бранский В.П. Теория элементарных частиц как объект методологического исследования. Л Изд-во ЛГУ, 1989.
    натурфилософии и позитивизма очевидна. Вместе стем такая критика ведется конструктивно – с позиций развиваемой в пособии концепции эвристического реализма, представляющего конструктивную постмодернистскую философию науки (в отличие от деконструктивного постмодернизма – антилогоцентризма Ж.Деррида, Ж.Делеза, Ф.Гваттари и др) на рубеже веков. Выше было обосновано название данного учебного пособия. Ниже пойдет речь о необходимости его издания. По преимуществу она связана с введением нового кандидатского минимума по философии, который будет называться История и философия науки. Он будет состоять из двух частей. Первая часть – философия науки, а вторая часть – история науки. Содержание этой книги совпадает с этими частями экзамена. Более того, осуществляет, на наш взгляд, гармоничный синтез глобальных синтетических) методологических концепций формирования фундаментальных научных теорий и историко-научных исследований. Такой синтез в форме историко-методологического анализа позволяет представить историю развития научного знания как закономерный процесс формирования, функционирования и смены фундаментальных научных теорий (ибо последняя – основная эпистемическая единица научного знания. Методологический анализ структуры физической теории позволяет по-новому взглянуть на ее историю, а исследование последней решающим образом влияет на формирование методологической концепции. Поэтому не будет оригинальным наше утверждение, что если история физики без методологии физики слепа, то методология физики без истории физики пуста Нам думается, поэтому гештальту – образцу аспиранты других специальностей (математики, химии, биологии, социологии, экономических, технических науки т.д.) могли бы реконструировать (и синтезировать) историю и методологию своих наук. Дело в том, что физика, изучая относительно простую предметную область, чем, к примеру, социология служит своего рода парадигмой для других наук. Безусловно, при этом надо избегать
    «физикализации» своих наук, те. учитывать специфику своих дисциплин, так как существует, скажем, определенная асимметрия между методологиями естественных, социально-экономических и технических
    1
    См. критику старой натурфилософии по Очиров Д.-Д.Э. Историко-методологическая реконструкция процесса формирования фундаментальных физических теорий - СПб., Гл.
    2
    Перефразировка известного изречения И.Канта, а вслед за ним А.Эйнштейна и И.Лакатоса. Собственно говоря, касаясь второй части этого изречения можно заметить, что история науки (физики) является своеобразным полигоном испытания или проверки (конечно, косвенной) адекватности различных методологических концепций как метаэмпирических конструкций. наук. Такая историко-методологическая выучка послужит для будущих ученых серьезной школой исследовательской работы и, одновременно, философской пропедевтикой и «пролегоменами» для их наук. Для студентов социально-экономических и гуманитарных направлений, изучающих относительно новую учебную дисциплину Концепции современного естествознания, данное учебное пособие будет полезной для изучения истории естествознания и ее современного состояния. Также - для постижения его мировоззренческих основ. В нем они могут найти множество новых концепций (и подходов) теории элементарных частиц и физического вакуума, обычно отсутствующих в стандартных учебниках и учебных пособиях по КСЕ. Также в пособии студенты обнаружат большое количество сведений историко-научного характера (исторические детали) из творческой лаборатории великих естествоиспытателей. Вместе стем данная Методологическая физика послужила бы добрую службу магистрантам технических специальностей, предоставляя обширный материал для изучения спецкурсов по философским вопросам естествознания, методологии и философии науки и научного творчества и др. В заключение хочется отметить, что своеобразный креативный синтез методологии эвристического реализма с историко-научными реконструкциями фундаментальных теорий позволяет нам заглянуть не только в прошлое науки, но и прогнозировать, используя эвристический потенциал этого синтеза, ее будущее развитие.
    ЧАСТЬ I. ВЕДУЩАЯ ТЕНДЕНЦИЯ В ИСТОРИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФИЛОСОФИИ И ФИЗИКИ ГЛАВА ЭВРИСТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ФИЛОСОФИИ НА ФИЗИКУ НЕОПОЗИТИВИСТСКИЙ И
    ПОСТПОЗИТИВИСТСКИЙ ПОДХОДЫ И ИХ КРИТИКА
    В позитивистской литературе натурфилософия сводится к метафизике. Что касается последней, в современной западной философии существуют различные оттенки в понимании самого предмета метафизики. Однако общим для всех них является утверждение, что метафизика — это учение о сверхчувственных принципах и началах бытия, к которому применима система общих принципов и понятий. Логический позитивизм, отвергая метафизику (или онтологию, поскольку они отождествляются, считает ее пережитком прошлого состояния естествознания, наследием его неразвитого периода, а онтологические проблемы объявляет псевдопроблемами
    1
    Начиная со второй половины XIX в, когда грандиозная попытка Философии природы Гегеля заменить теоретическое естествознание потерпела крах, тогда борьба позитивистов с метафизикой — беспочвенной спекуляцией, по их мнению, и старой натурфилософией — произвольным (априорным) конструированием понятий и принципов и затем непосредственным навязыванием этих догматических понятий и принципов естествознанию вылилась в борьбу против онтологии вообще. Позитивизм, тем самым, сводит все философские проблемы к методологии естественнонаучного познания, толкуемого им в субъективно-идеалистическом духе. Методологический анализ показывает, что натурфилософский и позитивистский подходы в определенном смысле симметричны если натурфилософский подход претендует на решение естественнонаучных проблем с помощью умозрительной дедукции из философских идей и принципов естественнонаучных законов априори, тем самым, абсолютизирует эвристическую роль философии в естествознании, то позитивистский подход (неопозитивизм, следуя своему основополагающему принципу верификации, который абсолютно разграничивает философию (метафизику) и науку (критерий демаркации, нигилистически отрицаем эвристическую роль философии в естествознании. Более того, неопозитивизм утверждает, что философия мешает его развитию, выполняя тем самым антиэври-
    стическую функцию в формировании естественнонаучных теорий, и
    1
    См. напр Карнап Р. Значение и необходимость М.:Изд-во иностр. лит. 1959. СО неопозитивизме см. работы ГА. Курсанова, И. С. Нарского, АН. Новикова, ИЗ. Налетова, ГА. Оруджева, Г. И. Розенталя, Э. М. Чудинова, В. С. Швырева, В. А. Лекторского, А. В.
    Панина и др. должна, следовательно, быть устранена из науки. Такой вывод, на наш взгляд, обусловлен программой неопозитивистского анализа научного знания, в которой рассматривается готовое, ставшее знание генезис знания ею не исследуется. Поэтому выпадают из поля зрения неопозитивистов эвристические средства познания вместо них выпячиваются формализованные логико-математические (математическая логика и гипотетико-дедук- тивные средства построения теоретического знания) средства, носящие регулятивный скорее косметический) характер по отношению к уже готовому знанию. При этом логические позитивисты исходят из очень сильной абстракции, что всё знание может быть представлено как совокупность высказываний и, стало быть, математическая логика рассматривается как средство решения проблем логического анализа знания. Отсюда берет свое начало неопозитивистская трактовка философии как логики научного исследования, понимаемая в основном как логический анализ языка науки. Наблюдается также симметричность дедукции в натурфилософии и редукции в логическом позитивизме. Согласно концепции редукционизма, теоретические понятия и предложения науки могут быть сведены к протокольным предложениям, тек эмпирическому базису теорий. Позже выяснилось, что программа сведения теоретических понятий к предикатам наблюдения (непосредственно данному) оказалась неосуществимой. Последняя обусловлена тем, что так называемые теоретические конструкты инерция, функция, квант действия и др, не сводимые к предикатам наблюдения, имеют умозрительную природу происхождения. Безусловно, отношение теоретического знания к знанию эмпирическому представляет собой внешне как отношение общего знания к единичному, те. как проблема индукции. Но доподлинно известно, что нет логического как индуктивного у редукционистов, таки дедуктивного у натурфилософов) пути от эмпирических фактов (и философских принципов) до теоретических конструктов, а последние являются продуктом творческого воображения эвристической концептуальной интуиции. Таким образом, натурфилософский и позитивистский подходы как две крайние позиции в объяснении природы теоретического знания оказались несостоятельными. Когда попытка редукции теоретического знания к знанию эмпирическому потерпела неудачу, тогда неопозитивизм был вынужден эволюционировать от редукционистского этапа к этапу гипотетико-дедуктивному
    2
    С последним связан логический конвенционализм (Р. Карнап, К. Айдуке-
    1
    Эта проблема будет подробно обсуждена нами в последующих главах, посвященных к становлению механики Галилея, электродинамики, релятивистской и квантовой физики.
    2
    Подробно об этой эволюции см Швырев В.С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки – МС
    9
    вич, К. Гемпель, Х. Динглер, Б. Уорф, У. Куайн и др. Логический конвенционализм.
    Несомненно, логический конвенциона- лизм является гештальт-переключением первоначального конвенциона- лизма Пуанкаре, который считал, что основные положения (принципы, законы) научных теорий — суть условные соглашения, единственным абсолютным критерием которых является логическая непротиворечивость. Выбор тех или иных положений математики (на примере различных, но эквивалентных друг другу геометрий) из множества возможных произволен, если не руководствоваться критериями удобства, простоты (принципом экономии мышления, целесообразности и т.п. Таким образом, теоретические принципы и законы науки не являются, согласно Пуанкаре, ни синтетическими истинами априори в смысле Канта, ни истинами апостериори в смысле материалистов XVIII в. Отсюда ясно, что он направлен против философского априоризма и материализма. На основе математической логики Карнап сформулировал так называемый принцип терпимости (1934 г, утверждающий, что в основу каждой естественнонаучной теории можно положить (те. выбрать или можно терпеть) любую систему аксиом и правил синтаксиса. Год спустя похожую идею высказал К. Поппер. К. Гемпель представил логику как игру с символами согласно определенным правилам. А. Айдукевич (1934 г) развивал концепцию радикального конвенционализма”, гласящей, что теоретическое представление мира в науке зависит от селекции концептуального аппарата, причем в этом выборе субъекты выбора свободны. Конечно, неопозитивисты не могли обойти проблему мотивации выбора основных положений (принципов, аксиом и т.п.) теоретических систем, те. тех или иных конвенций. Карнап и Гемпель апеллировали к тем мотивам, к которым склоняются ученые нашего культурного круга, а Нейрат ссылался на психологию ученых данной культурной группы. Как видно из изложенного, здесь преобладают ценностные (аксиологические) и психологические мотивы. Но, вместе стем, Шлик, вслед за Пуанкаре, призывал придерживаться принципа наивозможной (максимальной) простоты при формулировке законов природы в сочетании с эстетическим критерием. Примерно такие же критерии выдвигали Рассел. Теоретические системы, согласно концепции Айдукевича, “взаимоне- переводимы” (впоследствии он отказался от этого тезиса, так как несу- ществует нейтрального языка непосредственно данных как своеобразного словаря”для перевода. У него научная теория незаконно отождествляется с замкнутой в логико-семантическом отношении понятийной аппара-
    1
    За исключением арифметики.
    2
    Современная идеалистическая гносеология. Критические очерки
    / Под ред. ГА. Курсанова.
    – М Мысль, 1968. С. 102.
    10
    турой” (Айдукевич), в которой конвенционально абсолютно все а) набор терминов, б) совокупность правил приписывания смысла терминам, в) решение о выборе определенных предложений в качестве аксиоматических, г) правила вывода и д) выбор фрагментов опыта, с которыми соотносятся предложения теории. Вышесказанное вытекает из общих конвенциональных установок Айдукевича, утверждающих о том, что основополагающие принципы и понятия науки зиждутся на конвенциях конвенции суть соглашения о дефиниции понятий в рамках данного языка и сами они неопределимы Понятийный аппарат теории, — пишет МВ. Попович, — должен согласовываться с ее внутренними законами построения. Но это не значит, что любой понятийный аппарат может быть избран произвольно. Понятийный аппарат создается не для системы система вместе с понятийным аппаратом создается для характеристики некоторой предметной области”
    2
    Значит, конвенционализм абсолютизирует свободу выбора основополагающих принципов научной теории, математического формализма и других ее элементов. Всеобщность конвенционализации” научного знания в духе Айдукевича должна быть подвергнута критике не зато, что признает свободу выбора элементов теоретической системы, аза свободу без берегов в этом выборе, теза своеобразный конвенционалистический априоризм. Собственно говоря, в неопозитивизме проблема объективной истинности научного знания заменяется проблемой формальной правильности, те. логической непротиворечивости теоретических систем, принимающих аксиоматическую форму гипотетико-дедуктивных логических конструкций. Здесь следует отметить, что гипотетико-дедуктивная схема строения естественнонаучного знания отличается от математической (чистой) аксиоматики тем, что она опирается на опыт, эксперимент. Вслед за Махом, который утверждал, что физическая теория лишь упорядочивает мирна- ших ощущений, неопозитивист Шлик отождествлял теорию познания с упорядочиванием, сравнением и редукцией одного к другому, а другой —
    Нейрат утверждал, что в физикализме (в неопозитивизме) нет никакой теории познания. Значит, аксиоматически-дедуктивная форма построения научного знания замещает традиционную гносеологию в логическом позитивизме, а философии, как логическому анализу языка науки, оставляют лишь регулятивную функцию (а не эвристическую, те. упорядочивающую логическую структуру и уточняющую интерпретацию готового
    1
    Там же. С. 102–103.
    2
    Попович МВ. Проверка истинности теории // Логика научного исследования. – МС См Современная идеалистическая гносеология С. 65–66.

    11
    знания
    1
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
    написать администратору сайта